апокрифы

Библия

Средняя оценка: 9.7 (3 votes)
Информация о произведении
Полное название: 
Библия
Словом "Библия" принято называть корпус написанных на разных языках в течение примерно тысячелетия канонических текстов, составленный из книг Ветхого и Нового заветов и признаваемый

Иуда Искариот

Средняя оценка: 7.6 (9 votes)
Полное имя автора: 
Леонид Николаевич Андреев
Информация о произведении
Полное название: 
Иуда Искариот
История создания: 

"Леонид написал рассказ "Иуда Искариот и другие" - два дня мы с ним говорили по этому поводу, чуть не до сумасшествия, теперь он переписывает снова. Вещь, которая будет понята немногими и сделает сильный шум"
Горький, из письма 1906 года

*

"Все мы знаем уже могущественное дуновение андреевского таланта, и можно только удивляться, тому, что и годы не убивают это чудовищное напряжение. Я не берусь судить, превзошел или не превзошел себя Андреев в последней повести. Скорее - нет. Но сила изобразительности, "громадный внутренний фонд творчества" (как выразился об Андрееве Андрей Белый), как будто еще увеличились"
Александр Блок, 1907

В Сети нет

________

"Здесь опять же если не главным, то первым оказывается Леонид Андреев, его «Иуда Искариот». Эта вещь кажется нам значительнее поверхностного, бьющего на психологический эффект «Рассказа о семи повешенных». Это настоящее «Евангелие от Иуды» — жанр, реставрация или обнаружение которого стало любимой игрой нашего уже времени (хотя бы у Борхеса, не говоря уже о новейших археологических находках).
При том что Иуда у Л. Андреева изображен в бытовых тонах мелкого местечкового торговца, это самый значительный из апостолов. Прежде всего он умен. И он единственный понимает величие Христа, масштабы принесенной Им в мир истины; понимает, кажется, больше самого Христа, который как бы «прост». Иисус создает мощное движение, видит Иуда, но Он не способен быть вождем. В стилизациях Андреева Иуда скорее уж должен был называться Петром, тем более что и этот оказался склонным к предательству, но предательство Петра — мелкое, оппортунистическое, не предательство, а отречение. Иуда же отнюдь не отрекается от Христа, он зачинает Его дело, он берет на себя инициативу. Для этого надо предать Христа: чтобы мир увидел, кого Он лишился — и взбунтовался. Вот это и есть провокация: победить — ценой гибели Победителя мира.
Тонкость Андреева в этой вещи — понимание самой жертвы Христовой как провокации. Провокатор — сам Христос. И эта провокация, можно сказать, усугубляется тем, что он сам выбирает, «назначает» предателя. Иуда избран для того, чтобы предать — и тем осуществить Христову жертву, мистерию христианства.

«Так. Все кончено. Сейчас они поймут», — подумал Иуда, и вдруг что-то странное, похожее на ослепительную радость падения с бесконечно высокой горы в голубую сияющую бездну, остановило его сердце.

Что может удержать от разрыва тоненькую пленку, застилающую глаза, такую тоненькую, что ее как будто нет совсем? Вдруг — они поймут? Вдруг всею грозною массой мужчин, женщин и детей они двинутся вперед, молча, без крика, сотрут и солдат, зальют их по уши своею кровью, вырвут из земли проклятый крест и руками оставшихся в живых высоко над теменем земли поднимут свободного Иисуса! Осанна! Осанна!

Это то же самое, что фантастические видения Муси из «Рассказа о семи повешенных», — фантазии, а то и прозрения самого Андреева. Тут действительно «попахивает Достоевским», происходит некое карамазовское «вверх тормашки», черное называется белым и наоборот. Возникает подозрение, что, живи Достоевский дольше, он второй том жизнеописания Алексея Федоровича построил бы в том же ключе: ибо Иуда, делающий дело Христа, не тот же ли инок, ставший террористом?"

http://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=2008/10/paramonov.htm Борис Парамонов, "О подражании Христу", с сайта Журнальный зал

Переложение известной гностической версии роли Иуды в сюжете о страстях Иисуса Христа, доведенной до логического конца Борхесом и совсем недавно получившей свежее толкование в коптском "Евангелии от Иуды" (дру

Ленты новостей