сюрреализм

Убик

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Филип Киндред Дик
Информация о произведении
Полное название: 
Убик, Ubik
Дата создания: 
1969
История создания: 

 

Мир «Убика» — это мир будущего, в котором существуют могущественные корпорации телепатов и антителепатов, ведущие между собой постоянную войну.

Поплавский Борис Юлианович

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Борис Поплавский
Информация об авторе
Даты жизни: 
1903-1935
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Россия, Франция
Творчество: 

Первые свои стихи Поплавский начал писать в лицейские годы в Москве (во многом под влиянием своей старшей сестры Натальи, выпустившей в 1917 г. сборник "Стихи зеленой дамы")
1919 г. в Ялте, в Чеховском литературном кружке, поэт впервые выступил с чтением своих стихов. В том же году, в Ростове-на-Дону - первая публикация в альманахе "Радио".
Первые стихи в эмиграции были опубликованы только в 1928 г. в газете "Воля России". С 1929 г. Поплавский начал печататься в таких известных журналах, как "Современные записки" и "Числа" (это было редкостью для поэтов "младшего поколения"), постепенно вошел в круг русских литераторов-эмигрантов (став, к примеру, желанным гостем в доме Мережковских).
В 1931 г. вышел единственный прижизненный поэтический сборник Поплавского "Флаги", отражающий опыт преломления поэтом как русской, так и французской поэзии. Книга была в целом положительно воспринята критикой (так, М. Цетлин признал Поплавского "самым большим поэтическим дарованием, появившимся за последние годы"), хотя были и отрицательные рецензии (В. Набокова, Г. Струве).
В последние годы Борис Поплавский обратился в прозе. В 1932 г. им был создан роман "Аполлон Безобразов" (полностью напечатан только в 1992 г.), а в 1935 г., незадолго до смерти – роман "Домой с небес" (полная публикация состоялась в 1993 г.). Стихи, написанные в 1930-е годы, были опубликованы в посмертных сборниках "Снежный час" (1936), "В венке из воска" (1938), "Дирижабль неизвестного направления" (1965).

Отвечая в 1931 на вопросы о своем творчестве в альм. «Числа» (№ 5), поэт писал, что творчество для него — возможность «предаться во власть стихии мистических аналогий», создавать некие «загадочные картины, которые известным соединением образов и звуков чисто магически вызывали бы в читателе ощущения того, что предстояло мне».
Характеризуя основную задачу своего творчества, Поплавский писал: «Расправиться с отвратительным удвоением жизни реальной и описанной. Сосредоточиться в боли... Выразить хотя бы муку того, что невозможно выразить». Поэтому далеко не все образы стихов Поплавского понятны, большинство из них не поддается рациональному толкованию. Читателю, писал он в «Заметках о поэзии» (Новый журнал. 1947. № 15), должно вначале показаться, что «написано "черт знает что", что-то вне литературы».
«Тема стихотворения, его мистический центр, находится вне первоначального постигания, она как бы за окном, она воет в трубе, шумит в деревьях, окружает дом. Этим достигается, создается не произведение, а поэтический документ,— ощущение живой, не поддающейся в руки ткани лирического опыта».
Источник


Критика

...ему угрожала опасность из субъекта литературной деятельности, поэта, превратиться в ее объект -- в интересную и сложную личность, которая себя выражает в жизни, а литературного своего выражения ждет от кого-то другого. Вся совокупность произведений лирического поэта может быть рассматриваема как единая поэма. Поплавскому грозила опасность превратиться из ее автора -- в героя. Может быть, он даже сознательно шел навстречу этой опасности: путь -- по человечеству достойный, даже трогательный, но литературно гибельный.
В. Ходасевич

***

...стихи ранняго периода творчества молодого поэта, лежит печать высокой талантливости; в художественном его размахе, в сиянии образов, очень часто бьющих чрезмерной оригинальностью, эпатирующих здоровый вкус чистых парнасцев почти искусственной вычурностью, могущей оттолкнуть от себя даже наименее строгих критиков - все же чувствуется подлинный поэт, поэт Божией Милостью, настоящий, "всамделишный" сумеющий сбросить с себя с годами налет дешеваго позерства и манерничания. И, действительно, в стихах последняго предсмертнаго периода Поплавский выростает в большого и тонкаго художника...
Палтиель Каценельсон. Борис Поплавский - как поэт. 1935г

***

Поплавского не только последним певцом, но вообще поэтом – не считаю. У него была напевность, ничуть не лучше чем у Д. Ратгауза. Только Ратгауз брал у Фета, скажем, а Поплавский КРАЛ у раннего Блока и всегдашнего Пастернака.
ПЛАГИАТ.
Доказать – берусь.
М. Цветаева - Ю. Иваску. 1935г.

***

Стихи Поплавский периода «Флагов» существуют на стыке двух культур. В них преломляется опыт как новой русской (Блок, Пастернак, Хлебников), так и французской (Рембо, Аполлинер) поэзии. Ю.Терапиано писал:
«Замечательность стихов и впечатление, производимое ими, состоит в том, что он, по существу, был первым и последним русским сюрреалистом».
В. Бобрецов. Борис Поплавский. На сайте Люди и Книги

***

Поплавский, как и Розанов, боявшийся как чистой рациональности, так и художественного «глянца», которыми можно прикрыть все живое и «болевое», призывает литературу стать выражением душевных «выплесков», непосредственно переживаемых эмоций и психосостояний. Поплавский полагает литературу человеческим документом, запечатлевающим «кривые линии» души, «нередуцированно» и честно передающим все оттенки испытываемых субъектом чувств.
Н. Лапаева. Розанов «без кавычек» в дневниках Бориса Поплавского: проблема рецепции.

***

Поплавский, конечно, не классик. В его стихах много банальности, декадентской вычурности, погрешностей против вкуса и языка. Есть удачные строки и строфы; стихотворений пять можно отобрать безупречных по технике и потрясающих своей выразительностью. Но такая подборка даст весьма слабое о нем представление. Поэзия Поплавского в большой степени строится на повторении и варьировании одних и тех же ритмов, символов, навязчивостей. Стихотворения часто кажутся парафразами друг друга или равно искаженными отражениями некоего запредельного видения. Так же как Блок, Поплавский ценен не столько отдельными стихотворениями, сколько сплавляющим их воедино переживанием апокалиптичности нашего бытия.
Поплавский с максимальной отчетливостью явил собою тип поэта-эмигранта. Эмиграция - факт не только географический. Само ремесло поэта, в силу ненужности поэзии "массам", автоматически ставит его в разряд эмигрантов. Для того, чтобы почувствовать себя в среде, которая не понимает ни твоего языка, ни твоих мыслей, не обязательно пересекать границу.
Е. Горный. Поэзия как эмиграция: Борис Поплавский

***

... стихи Поплавского сделаны из мусора...
Талант Поплавского заключается именно в его смелом оперировании с культурными полями, находящимися на периферии искусства, на грани дилетантства и дурновкусия. Это использование предельно упрощенной рифмы капитана Лебядкина («лиц» - «ниц»), использование штампов позднего романтизма (бесчисленные ангелы и души), упрощенные эзотерические мотивы в лучших салонных традициях и порой совершенно откровенные издевательства над вкусами парижской публики...
Своими опытами «мусоросложения» Поплавский предвосхитил дальнейшее развитие искусства двадцатого века.
...используя обессмысленное визионерство и структуру псевдобаллады, подражая своим любимым Лотреамону и Рембо, Поплавский создает лишь вместительную площадку для заключительных четырех строк, разрывающих абсурдное и страшное отражение мира...
Важно отметить, что такого рода эстетические установки диктовались предельной эклектичностью Бориса Поплавского: он в равной степени любил фантастические романы Герберта Уэллса и модернистские опыты Джойса, философию Спинозы и труды католических схоластиков. Эклектизм всегда исходит из тонкого чувствования и рефлексии над культурой, будь то живопись, музыка, литература или религия. Поплавский, рефлексируя, не мог избавиться от подражательства. Характерно то, что он начинал как декадент, продолжил как футурист, по приезду во Францию сблизился с дадаистами, а позднее с сюрреалистами, и на протяжении всего недолгого творческого пути не смог избавиться от влияния Блока.
Можно, например, вспомнить слова Дилеза и Гваттари о том, что Мышкин - это Декарт, приехавший в Россию и сошедший с ума. Поплавский, пожалуй, вернул картезианца во Францию.
Э. Лукоянов. [PERSONALIA PRO]: Борис Поплавский: поэзия на руинах

***

Поплавский не оставил прямых поэтических наследников. Созданные им стилистические приёмы оказались исчерпаны практически полностью, их сложно воспроизводить и последовательно развивать в чуждом им поэтическом контексте. В этом смысле Поплавский – крайне герметичный поэт.
...однако она остаётся актуальной, а следовательно, предпринимаются попытки её творческого разрешения. В этой ситуации модели маргинальных поэтов прошлого привлекают к себе внимание, в том числе в качестве «работающих» культурных символов. Подтверждения этому мы находим в упоминаниях о Поплавском в самих стихотворениях – например, у Андрея Полякова , Елены Фанайловой , Александра Скидана , Полины Барсковой . В большинстве случаев эти упоминания связаны именно с мифологизированным образом поэта, с Поплавским как трагической фигурой. Сложной задачей, заслуживающей отдельного и очень подробного изучения, оказывается попытка проследить структурные элементы в современной поэзии, которые близки поэтике Поплавского. Один из формальных элементов – это так называемая «наркотическая оптика». Оптика здесь гораздо шире тематики и являет собой особый визионерский подход, «наплывание» образов, зачастую их фантасмагоричность и алогичность.
Наиболее талантливый и художественно выразительный пример – поэзия Анны Горенко. Параллели заметны и в судьбах обоих поэтов.
А. Володина. Творчество Б. Ю. Поплавского: критическое и литературное осмысление

***

Эмигрантский миф Бориса Поплавского — это миф о корабле-«антимире», заброшенном в пространство эсхатологии. Организующую функцию в мифологической модели мира Поплавского выполняют два сюжета, связанных с образом Орфея, одна из сторон которого апеллирует к «внешнему» антимиру (восстанавливается на основе анализа контекстов), а вторая — к мистическому раю (восстанавливается на основе анализа подтекстов). Эти сюжеты непосредственно соотносятся с двумя главными, по мысли Поплавского, для лирики темами — смерти как уходящего времени и любви как спасенного и сохраненного времени. Цель странствия лирического героя Поплавского — возвращение-воскресение образа возлюбленной, хранящей его Имя.
О. Кочеткова. Идейно-эстетические принципы "парижской ноты" и художественные поиски Бориса Поплавского

***

Считается, что проза Поплавского составляет дилогию из двух романов, разных по жанру и стилю. В первом, “Аполлон Безобразов”, чувствуется влияние Эдгара По, Лотреамона и “черного романа”, а во втором, “Домой с небес”, – Джойса и сюрреалистов, причем “Домой с небес” – нечто вроде экспериментального романа, попытка охватить и передать онтологический опыт автора.
Е. Менегальдо. “Двуликий” роман. Проза Бориса Поплавского.

***

Репрезентация структуры романа Поплавского «Домой с небес» в его заглавии вполне прозрачна. Выражение «домой с небес» читатель понимает адекватно художественному миру произведения: встречая уже знакомых по роману «Аполлон Безобразов» героев, он предугадывает, что речь пойдет не о фантастических приключениях (популярный в 30-е годы жанр), а о путешествии метафизическом (жанр, особенно актуализирующийся в сознании младшего поколения писателей первой волны русской эмиграции). Причем романы Поплавского не изображают эмигрантскую жизнь, а являются собственно проживанием этой жизни, в ее социальной, психологической и духовной цельности, одной личностью. Поплавский добивается в своем творчестве снятия философской отвлеченности и передает реальный духовный опыт.
М. Галкина - О смысле заглавия романа «Домой с небес» и его композиционной роли в романной дилогии Бориса Поплавского.

***

...не "человек без свойств", не пустая матрица, способная вместить в себя потенциально любые значения, а "внутренний человек". Пустота "внутреннего человека" не может быть заполнена, поскольку традиционно не постигается умом и не измеряется аршином. В этом смысле показательно замечание Юрия Иваска о Поплавском: "Можно назвать его и русским "модернистом", близким французским сюрреалистам. Но есть и отличие: эмоциональность чужда "модерну" <фактически, следует читать "всей европейской литературе". - И.К.> ХХ века, правда, не Аполлинеру, а у Поплавского была жалость - очень русская, роднившая его с Достоевским "Бедных людей", а в поэзии с Иннокентием Анненским <...> Да, гг. модернисты, визионер Поплавский плакал, хотя плаксивым не был!".
"Чужой" - холодный, равнодушный "европейский" мир - прозрачен для понимания и освоен "своими", в нем понятно, как действовать, но невозможно существовать. Существование в мире "своем" - проблематично, иллюзорно, полуобморочно-полувыморочно, но в то же время - "неподдельно" и "подлинно".
И. Каспэ. Ориентация на пересеченной местности. Странная проза Бориса Поплавского

***

Возникло уникальное литературное явление, порубежное и синтезирующее по самой своей сути. Впервые на русском языке и в рамках русской литературы были сплавлены эмигрантская судьба - с судьбой Западной культуры. Не распад, но возникновение нового; не упадок литературной формы, но создание форм, не существоваших до сих пор и опередивших время. Именно в этом - причина столь долгого пути новаторской прозы Поплавского к читателю. И, тем не менее, она пришла вовремя.
А. Любинский. Вертикальный мир Бориса Поплавского 

***
Современные издания

Подобно тому как семь городов соперничают за право называться родиной Гомера, так и поклонники разных литературных направлений первой трети ХХ века стремятся зачислить Бориса Поплавского в представители того или иного «-изма». Кто же он, этот «проклятый поэт» из русского Парижа — дадаист? Символист? Постфутурист? Сюрреалист? Обэриут? Незаконный отпрыск «парижской ноты»? Мастер «автоматического письма»?...
Все спорящие правы. Ибо Поплавский был и «наидичайшим» антиэстетом, и «русским Тцара», и создателем пронзительных и странных городских элегий. Начав с резкого, на грани эпатажа, новаторства, он пришёл к более традиционным формам.
...Если зрелое и позднее творчество Поплавского хорошо известно читателю и серьёзно изучено специалистами, то многие его ранние произведения не так давно начали выходить из-под спуда частных хранилищ. В 1999-м опубликована книжка «Дадафония», теперь, в той же «Гилее», — сборник «Орфей в аду» (так поэт планировал назвать одну из своих книг). Этот сборник, безусловно, ценнейшее дополнение к каноническому корпусу стихов Поплавского. 16—17-летний Поплавский колюч, брутален, местами заумен. Кажется, он вовсе не с эмигрантской шхуны, плывущей из Крыма к Дарданеллам, а с «парохода современности», где у штурвала — Маяковский, Хлебников, Шершеневич, а вместо компаса — портрет Лотреамона.

А. Мирошкин. Икота космоса. Рецензия к изданию раннего творчества Поплавского Орфей в аду. 2009г.

***


Для «умеренных» Поплавский — одаренный выскочка, немножечко выродок, что-то вроде эмигрантской версии Маяковского. Довольно удачный клон, с небольшими погрешностями. Подкармливали его чем-то первобытным, чудил по молодости, но вот основа — классическая: Блок, Бодлер, Малларме, французский лицей. Потому и был одобрен поэтическим генералитетом.
Иные судят жарче. Нам довелось немало спорить о «раннем» и «позднем» Поплавском с теми, кто предпочитает именно раннего. Все, что потом, — недостаточно лихо. Да и не с «хрустальной дорожки» Поплавский ушел — уйти хотел от вечного голода: «нищета заговорила». Может быть, и вправду — искать следует именно здесь? Уж какое там пачкунство?! — шестнадцатилетний мальчишка «в козьем полушубке» создает «Истерику истерик» — уникальный опыт автоматического письма, футуристической и «кубоимажионистической» ницшеаны. А в подкладке затаился страдалец-Исидор. Автор одарен ровно настолько, чтобы обеззубеть годам к тридцати.
Цитировать слова «жили мы стихами Поплавского» вошло в привычку давно, но наконец-то приходит понимание, какими именно стихами Поплавского Зданевич «жил». Да уж самыми наидичайшими, будьте уверены. Да ведь Поплавский еще и заумник, вот что надо будет иметь в виду.
А ГОЛАЯ МИСТИЧЕСКАЯ КНИГА, которую Поплавский мечтал написать, это не только все его стихи, но все пресловутые «человеческие документы» и жизнь, конечно. Испытывая противоположности, он не разрывается между ними, а удивляет цельностью своего опыта. Если угодно, свободным «перетеканием» друг в друга всех его составляющих.
Еще раз: эта книга говорит о сути поэзии; не о том, что все напевы милы, а о том, что не можешь писать иначе, даже когда превращаешься в свою противоположность. Поэт «без репутации», вечно незрелый, поэт «делания», мешающий золото с хилусом.
К. Захаров. Из предисловие к сборнику Орфей в аду. (текст с иллюстрациями в библиотеке Либрусек)

***

Первая и единственная изданная при жизни Б. Поплавского книга стихов носит название «Флаги». Стихи из этого сборника послужили основой для моих музыкальных композиций «Танго снов…». Как мне кажется, необычная «музыкальность» этих стихов заключена не столько в их звучании, сколько в некоей скрытой драматургии, которая в музыке начинает существовать в реальном времени и насыщается событиями, затягивая нас в балансирующий на грани яви и ирреальности мир «Орфея русского Монпарнаса», как называли современники Бориса Поплавского.
Д. Тухманов. Аудиоальбом "Танго снов Бориса Поплавского".


Культурологические исследования

...наследие поэта должно изучаться в широком контексте французской культуры XIX и XX веков. На первый план здесь выходит фигура Поля Валери, творчество которого оказало, как представляется, существенное влияние на Поплавского. При этом речь должна идти не только о влиянии Валери на эстетическую мысль Поплавского, но и о вполне конкретных аллюзиях на некоторые тексты французского поэта и, прежде всего, на цикл о господине Тэсте.
На наш взгляд, такие аллюзии в изобилии встречаются в романах «Аполлон Безобразов» и – в меньшей степени – «Домой с небес».
Д. Токарев. Борис Поплавский и Поль Валери


Историко-культурная среда

В одной из своих проблемно-полемических статей, регулярно печатавшихся в “Числах”, Поплавский выдвинул тезис о том, что в современной эмигрантской поэзии “существует только одна парижская школа, одна метафизическая нота, все время растущая - торжественная, светлая и безнадежная”, и декларировал свою солидарность с ее творцами: “Я чувствую в этой эмиграции согласие с духом музыки... Отсюда моя любовь к этой эмиграции. Я горжусь ею”. Однако в целом поэзия самого Поплавского включала в себя слишком много таких элементов (в частности, тяготение к сюрреалистическим установкам на преимущественно ассоциативное развертывание поэтической речи, увлечение яркой и напряженной образностью, обилие метафор и т. п.), которые вступали в явное противоречие с основными принципами поэтики “ноты”, что и обусловило, в конечном счете, стремление Адамовича решительно отмежеваться от поэтической манеры Поплавского.
К. Ратников Судьба “парижской ноты” в поэзии русского зарубежья.

***

Как справедливо замечал Борис Поплавский: «Журнал не есть механическое соединение людей и талантов, людей даже самых крупных, талантливых, даже первоклассных. Журнал есть идеология или инициатива идеологии».
Исходя из подобного понимания феномена «Чисел» (а именно этот журнал имел в виду Поплавский), едва ли мы сможем согласиться с теми, кто в качестве главной причины исследуемого нами конфликта будет выставлять козни Георгия Иванова, обиду Набокова или личные свойства соперников. Многие особенности войны «до последней капли чернил» позволяют говорить не столько о столкновении двух не слишком симпатизирующих друг другу творческих личностей, не столько об интригах и зависти, сколько о противоборстве антагонистичных эстетико-философских мировоззрений, если хотите — литературных идеологий.
Безусловно, эстетические взгляды Набокова и «парижан» в чем-то совпадали. И Набоков, и авторы «Чисел» неизменно отстаивали принцип свободного творчества и ратовали за искусство, не зависящее ни от «политического террора эмигрантщины» и «невыносимого лицемерия общественников» (Б. Поплавский), ни от «тяжеловесных проповедей» профессиональных моралистов и патентованных пророков. «Навязывать искусству воспитательные задачи — значит ошибаться в его природе, именно в свободе искусства, и только в ней, есть что-то высоко моральное», — нет, это не Набоков, но, думаю, под этой фразой, взятой из статьи Николая Оцупа, писатель охотно бы поставил свою подпись (если бы ему не сказали, что ее автор — главный редактор «Чисел»).
Н. Мельников. Набоков и "Числа".

***

Падение общего тонуса жизни, своеобразная апология смерти всегда была показательна для декаданса. Что в Числах эта черта ярко выражена, не приходится особо доказывать.
Бессмысленность собственной жизни транспонирована в бессмыслие самой жизни, неверие в оправданность своего бытия создает философию неверия. И отсюда один шаг к пресловутой теории жалости. Сочувствие и сострадание не идет по линии активного содействия и облегчения страдания, а в направлении пассивного сожаления. Жалость к себе и о себе усугубляется жалостью к человеку и человечеству. И в творчестве ценно только то, что вскрывает этот "трагизм мира, гибельность и призрачность его, смерть и жалость" (см. Б. Поплавский Около живописи).
А. Бем. Числа. 1930г. 

***
В сети интернет:
  1. В библиотеке Мошкова
  2. На Либрусеке
  3. Все стихи на одно странице. На Стихия.ру
  4. Стихотворения на decadence.ru
  5. Страница творчества на Стихи.ру
  6. Б. Поплавский на сайте Русская поэзия
  7. Аполлон Безобразов в библиотеке Белоусенко
  8. Публикации в Журнальном зале
  9. Издания. 3-х томное собрание сочинений (обзор, критика)
Биография: 
...Б.Поплавский, человек очень одаренный, оставил после себя дневники, выборки из которых сейчас изданы. Эта книга очень значительная и над ней стоит задуматься. Печальная, мучительная книга. Документ современной души, русской молодой души в эмиграции. Я не сомневаюсь в надрывной искренности Б. Поплавского. Но «дневник» поражает отсутствием простоты и прямоты. Нет ни одного прямого, не изломанного движения. Все время играется роль. Поплавский — эпигон русских течений начала XX века, человек двоящихся мыслей, как и люди того времени, но поставленный в исключительно трагическое положение, выброшенный в страшный и чуждый мир. Он неверно определяет свое отличие от старого «декадентства». «Мы, радостные, умираем, радуясь, благословляя, улыбаясь» — слова эти противоречат всему дневнику. Б. Поплавский прибавляет: «...в гибели видя высшую удачу, высшее спасение». Это главный мотив дневника. Соблазн гибели. Притяжение и соблазн смерти. Сгореть и исчезнуть. «Наш лозунг— погибание». Но это и есть упадочничество. Притяжение музыки и защита от музыки. Музыка — одна из основных тем дневника.
Н. Бердяев. По поводу Дневников Б. Поплавского

***

... если бы этой смерти не было, ее следовало бы выдумать, потому что парижская литературная эмиграция в такой смерти нуждалась, она ее поджидала с якобы бессознательным, но нескрываемым вожделением.Эмиграция хотела жертвы, которая своим темным заревом осветила бы весь ужас русской бездомности и хоть на миг показала бы всему миру (о Поплавском несколько дней писали все парижские газеты) великие нравственные силы изгнания-послания, продемонстрировав и позор декадентского разложения, и религиозное горение мистически настроенной части молодежи, не поддавшейся буржуазному Ваалу, и драму ее богооставленности, и высоту идеалов, и люциферианскую гордыню их поругания, и еще много, много другого. Эмиграция требовала жертвы, в которой еще раз могла бы оплакать собственную судьбу, чтобы тут же от этой судьбы откреститься, в ней себя не узнав, и все это - на любой вкус и цвет - с подарочной легкостью обретала в мертвом Поплавском, а он отныне лежал, доступный всеобщему поминальному обозрению, подобно отвоеванному ахейцами у троянцев телу Патрокла.
А. Гольдштейн. Последний бой Поплавского 

***
Ссылки на общественную деятельность: 

Борис Поплавский принимал активное участие в литературной жизни русского Парижа — выступал на собраниях "Зеленой Лампы", "Чисел", "Кочевья".
Публикуемые отрывки извлечены из дневниковых записей 1934 г. Первый отрывок - по-видимому начало незаконченной статьи "Личность и общество", где развивается идея Поплавского о борьбе личности с обществом в истории. Следует отметить, что Поплавский считал возможным их примирение в обществе, которое он назвал "свободно принятым коммунизмом". Коммунизм, о котором говорит Поплавский, конечно, не имеет ничего общего с советским реальным социализмом и скорее близок в представлении поэта к религиозному строю первохристианских общин и Иерусалимской общины в особенности, а также к "божественному коммунизму" св. Франциска и его учеников.
А. Богословский. На пути к христианскому отрешению. Биографический очерк и фрагменты из дневника Бориса Поплавского

Публицистика
Марк Шагал – Борис Поплавский. Молодая русская живопись в Париже (pdf)


Я не участвую, не существую в мире,
Живу в кафе, как пьяницы живут

Незвал Витезслав

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Витезслав Незвал, V?t?zslav Nezval
Информация об авторе
Даты жизни: 
1900-1958
Язык творчества: 
чешский
Страна: 
Австро-Венгрия, Чехия, Чехословакия
Творчество: 

*Поэма "Удивительный кудесник" (1922),
*Сборники "Пантомима" (1924), "Маленький садик роз" (1926)
*Поэмы "Эдисон" (1928) и "Сигнал времени" (1931) Сборники "Обратный билет", "С богом и платочек" (оба — 1933),"Прага с пальцами дождя" (1936)
*Сборник патриотической лирики "В пяти минутах от города" (1939), Сатирическая поэма "Пруссаки" (1939, изд. 1945), поэма "Историческое полотно" (1939, новое изд. 1945)
*Сборник "Великие куранты" (1949), "Крылья" (1952), "Васильки и города" (1955), поэма "Песнь мира" "О родном крае" (1951)
*Философская сценическая поэма "Сегодня ещё заходит солнце над Атлантидой" (1956)
*Автор воспоминаний "Из моей жизни" (1957—1958; неокончены).
*Писал пьесы и пантомимы.
*Переводил А. Рембо, П. Элюара, Г. Гейне, А. С. Пушкина.
*Был одарённым композитором и живописцем.

В сети интернет:

Отрывок из поэмы Эдисон
Прага с пальцами дождя
Тоже послушать
Строфы в Праге (пер. Д. Самойлова)
Осенняя песнь (пер. Вольпина) Рашели (пер. А. Наймана) С богом и платочек (пер. А. Гелескула и К. Симонова)
Andante (пер. А. Ахматовой)
Маленький отрывок из поэмы "Манон Леско"
Стихи для детей (пер. И. Токмаковой)
Баллады (пер. И. Поляковой)
Два стихотворения в пер. Ю. Мориц и В. Николаева



Обзор творчества:

Биография: 

"...Трудно было представить себе поэта со столь не "поэтической" наружностью, - мы подружились с ним в 1946 году, на первом послевоенном кинофестивале в Канне, и даже мне, уже в то время хорошо знавшему его стихи и вообще ту выдающуюся роль, которую он играл в чехословацком искусстве, сначала было трудно смонтировать его внешность с традиционным обликом "служителя муз". Коротконогий, коренастый, с заплывшей губастой физиономией приказчика из колбасной лавки - почти карикатурный персонаж, выскочивший со страниц раблезианских притч, - при ближайшем знакомстве раскрывался как блестящий умница, тончайший дегустатор искусства, остроумнейший собеседник, с которым мы провели две недели, сторонясь светской шумихи, предпочитая уединяться в портовом бистро за стаканом прохладного пастиса, этого типичного провансальского напитка с освежающим привкусом мяты..."
Сергей Юткевич из книги "Поэтика режиссуры"
***

Ссылки на общественную деятельность: 

С 20-х годов активный участник авангардной группы "Деветсил".
Ранний Незвал был идеологом и самым активным практиком нового радикального направления в чешской модерне - т.н. "поэтизма", которому были свойственны иллюзионизм, изысканность, фантазия, "бешеная образность" и бегство от реальности. В это же время вступает в коммунистическую партию, как и многие европейские авангардисты.
В 1934 за сборник "С богом и платочек" получает Государственную премию, которую отдал в фонд комитета эмигрантов-антифашистов. В том же году через Йиндржиха Штырского, приехавшего из Парижа со своей подругой Тойен, Незвал приобщается к сюрреализму. И в том же году, в составе групы чехословацких писателей, принимает участие в 1-ом съезде Союза советских писателей.
В 1935 Незвал становится одним из лидеров "Сюрреалистической группы в Чехословакии" - пишет "Манифест сюрреализма в ЧСР", знакомится с Бретоном и Элюаром.
Накануне оккупации Чехословакии Незвал заявляет о своей солидарности с Коммунистической партией Чехословакии, с Советским Союзом.
Во время войны был арестован и претерпел заключение в Брно и Праге.                                                                                                                   
После освобождения страны Незвала назначили заведующим отделом кино министерства информации, что являлось должностью на уровне министра.
Обласканый властями и пользуясь своим влиянием Незвал помог многим неугодным чешским писателям. Когда один редактор попытался предупредить его, что такая деятельность может стать для Незвала опасной, Незвал ему ответил: "Что ты, просто я для них опять придумаю какую-нибудь блевотину, и все будет в порядке!". Когда тучи все же сгустились над ним, за вечер написал монументальную поэму "Сталин" и за неделю она появилась в книжных магазинах. Получив за нее Государственную премию, оградил себя от дальнейших нападок.
Поэма "Песнь мира" (1950) удостоена Золотой медали Всемирного Совета Мира и переведена на многие братские языки.
Народный писатель ЧССР.

\На рисунке - Незвал и Тейге - теоретики "Девесила" 1920-х\

Город

Средняя оценка: 8 (2 votes)
Полное имя автора: 
Фридрих Дюрренматт
Информация о произведении
Полное название: 
Город
Дата создания: 
1947
История создания: 

Незаконченный роман

Суметь все сказать

Полное имя автора: 
Поль Элюар, Paul Eluard; Эжен Эмиль Поль Грендель, Eugene Emile Paul Grindel
Информация о произведении
Полное название: 
Pouvoir tout dire
Дата создания: 
1951

     Для него [Элюара] нет тем запретных, и, словно спеша наверстать упущенное за то время, когда всяческие запреты отгораживали его лирику от "внешних обстоятельств", он теперь жаждет "сказать

Стихи

Средняя оценка: 8.3 (3 votes)
Полное имя автора: 
Поль Элюар, Paul Eluard; Эжен Эмиль Поль Грендель, Eugene Emile Paul Grindel
Информация о произведении
Полное название: 
Poemes

     Стихотворение из сборника "Град скорби" (1926), цикл "Повторения".

Свобода

Средняя оценка: 8 (3 votes)
Полное имя автора: 
Поль Элюар, Paul Eluard; Эжен Эмиль Поль Грендель, Eugene Emile Paul Grindel
Информация о произведении
Полное название: 
Свобода, La libert?
Дата создания: 
1942
История создания: 

Манифестом французского Сопротивления, распространявшимся в листовках, стало стихотворение Поля Элюара "Свобода", вошедшее в сборник "Поэзия и правда 1942 года". Это был год, когда Элюар, скрывавшийся у друга в больнице, вступил в коммунистическую партию Франции и включился в активную редакторскую деятельность по подготовке подпольных  изданий. Стихотворение "Свобода" расклеивалось вместе с листовками, воспринималось как гимн, обобщенно выразивший чувства преданного своим правительством, но несдавшегося народа. В стихотворении двадцать одна строфа, все они заканчиваются одной и той же строкой - "имя твое пишу", - и только в конце всего стихотворения единожды называется та, чье имя носит в себе поэт, - Свобода. Отсюда впечатление о препятствии, стоящем на пути поэта, о сдавленности его крика-шепота. /отсюда/

Оригинал, иллюстрированный Ф.

Элюар Поль

Средняя оценка: 9 (2 votes)
Полное имя автора: 
Поль Элюар, Paul Eluard; Эжен Эмиль Поль Грендель, Eugene Emile Paul Grindel
Информация об авторе
Даты жизни: 
1895 - 1952
Язык творчества: 
французский
Страна: 
Франция
Творчество: 

Что пишут сюрреалисты (новейшая школа французской литературы), я тоже не знаю, но по всему видно — они на лефовский вкус. Это они на каком-то разэстетском спектакле Дягилева выставили красные флаги и стали говор спектакля покрывать Интернационалом...
Не знаю, есть ли у них программа, но темперамент у них есть. Многие их них коммунисты, многие из них сотрудники «Клартэ». Перечисляю имена: Андрей Бретон — поэт и критик, Луи Арагон — поэт и прозаик, Поль Элюар, поэт, Жан Барон и др. Интересно, что эта, думаю, предреволюционная группа начинает работу с поэзии и с манифестов, повторяя этим древнюю историю лефов.
/В. Маяковский/

Портрет работы С. Дали, 1929


Тексты:

Статьи и материалы:
С. И. Великовский. Поль Элюар. Вехи жизни и творчества;
А. Моруа. От Монтеня до Арагона. Поль Элюар;
О сюрреалистической поэзии Элюара в кн. Л. Андреев. Сюрреализм: История. Теория. Практика;
Еще одна подборка записей в ЖЖ: тексты, биографические материалы и пр.;
А. Градский Сама жизнь - вокальная сюита на стихи Элюара;
Еще несколько песен на стихи Элюара в исполнении Градского.

Биография: 

Хронология жизни и творчества:
- Началом стал сборник "Первые стихи",опубликованный незадолго до первой мировой войны (1913), и цикл "Долг и тревога" (1917), в основу которого легли фронтовые впечатления.
- С 1919 – сближается с Л. Арагоном, А. Бретоном, сотрудничает в журнале "Литература". В 20-х критика называла Элюара "поэтом для сотни любителей". В этот период появляются сборники "Животные и их люди" (1920) и "Примеры" (1921).
- С 1924 по 1939 Элюар возглавлет группу сюрреалистов, участвовует в издании журнала "Сюрреалистическая революция". сборники "Град скорби" (1926), "Любовь поэзия" (1929), "Сама жизнь" (1932), "Роза для всех" (1934) и др.
- С 1935 вступает в компартию Франции, принимает участие в военных действиях во время второй мировой войны, в результате чего появилась книга "Поэзия и правда 1942" (1942).
- Последние сборники - "Лик всеобщего мира" (1951) и посмертный "Непрерывная поэзия 2" (1953) - были изданы Элюаром совместно с П. Пикассо. Награжден Международной премией Мира.

Портрет работы Ф. Леже

____________________________
в Википедии;
С. Великовский. Биография Элюара в кн. "Писатели Франции" (под ред. Е. Эткинда, М., 1964);
Несколько писем к Елене Дьяконовой (Гала), сохранившиеся в ее архиве, и стихотворения, ей посвященные;
сообщество в ЖЖ, посвященное жизни и творчеству поэта;
краткая, но выразительная справка на сайте Surbor.ru;
Поль Элюар глазами своих друзей - художников-сюрреалистов.

Поэтическая объективность
- это лишь бесконечная смена,
вечная вереница субъективных стихий,

Превер Жак

Полное имя автора: 
Жак Превер, Jacques Prevert
Информация об авторе
Даты жизни: 
1900 — 1977
Язык творчества: 
французский
Страна: 
Франция
Творчество: 

 

Тексты

 

В библиотеке Мошкова
"Весь Жак Превер" на Стихи.Ру
В переводах М. Яснова в журнале "Стороны света"
Публикации стихов в Журнальном зале
В эл. библиотеке Метромир
Переводы В. Бетаки

 
      
 
 
 
 
 
 
Библиография

* «Семейные воспоминания, или Ангел-охранник» (1930)
* «Попытка изобразить обед голов в Париже, во Франции» (1931)
* «Штык в землю» (1936)
* «События» (1937)
* «Слова» (1946)
* «Истории» (1946)
* «Сказки» (1947)
* «Зрелище» (1951)
* «Дождь и вёдро» (1955)

 

 Сценарии к фильмам

    * Преступление господина Ланжа („Le Crime de monsieur Lange“, 1936)
    * Забавная драма („Drole de drame“, 1937)
    * Набережная туманов („Le Quai des brumes“, 1938)
    * День начинается („Le Jour se leve“, 1939)
    * Буксиры (1941)
    * Летний свет (1942)
    * Вечерние посетители (1942)
    * Дети райка („Les Enfants du paradis“, 1945)

    * Король и птица (1980)

Статьи

Les feuilles mortes: Жак Превер и Жозеф Косма
В. Босенко. Жак Превер - кинематографист
О "русском Превере" в блогах на Poets.ru

Жак Превер - идиот (из книги М. Уэльбека "Мир как супермаркет")

 

Автограф Ж. Превера

Величие человека

Средняя оценка: 5 (7 votes)
Полное имя автора: 
Дино Буццати, Dino Buzzati
Информация о произведении
Полное название: 
Величие человека, Grandezza dell'uomo
Был уже вечер, когда дверь погрузившейся во мрак тюрьмы открылась и стражники швырнули в нее маленького бородатого старичка.

Капля

Средняя оценка: 4.5 (4 votes)
Полное имя автора: 
Дино Буццати, Dino Buzzati
Информация о произведении
Полное название: 
Капля, Una goccia
Дата создания: 
1948

Буццати Дино

Полное имя автора: 
Дино Буццати-Траверсо, Dino Buzzati-Traverso
Информация об авторе
Даты жизни: 
16 октября 1906 - 28 января 1972
Язык творчества: 
итальянский
Страна: 
Италия
Биография: 
Буццати родился в 6 октября 1906 года недалеко от городка Беллуно, в провинции Венето.
Его отец преподавал в Павийском университете международное право и постоянно сотрудничал в “Corierre della Sera”. Влияние на склад и характер Буццати оказала мать. По сути, вся его жизнь прошла возле матери, которая составляла весь смысл его существования и в которой он видел свою единственную опору. Он безумно её любил. Духовная связь матери и сына, глубокая тоска из-за её ухода нашла отражение в рассказе “Два шофёра”. За виллой, на которой он провёл свои детские и юношеские годы, сразу начинались Доломитовы Альпы с их скалистыми хребтами и остроконечными, труднодоступными вершинами. Долмиты войдут в пейзаж и создадут эмоциональную атмосферу многих его романов и рассказов, в числе которых и “Татарская пустыня”.
Учился в Милане, получил диплом юриста, всю жизнь проработал журналистом в газете «Коррьере де ла сера». Буццати вошёл в литературу с романами “Барнабо с гор” (1935) и “Тайна старого леса” (1935), которые критика приняла довольно равнодушно.
Жанр повестей Буццати – скорее не жанр, а некое семантическое поле, которое раскрывает широкий круг проблем сходными художественными средствами в сходной структурной форме. Вся проза Буццати – это одно большое эссе о современном мире с его нелепостью и абсурдностью, это эссе о человечестве, проникнутое гуманизмом.
В 1939 году Буццати отправляется в Аддис-Абебу в качестве специального корреспондента (в то время Италия вела захватническую войну в Абиссинии). Политические реальности современной Италии демонстративно игнорировались Буццати: он не опустился до вульгарных, солдафонских мифов итальянского фашизма, но в то же время он не занял активную антифашистскую позицию. В этом же году в Италии выходит “Татарская пустыня”. В сентябре 1943 Италия вышла из войны, и писатель вернулся в оккупированный Милан, где продолжил работу редактора газеты, находящейся в руках наци-фашистов.
1945 - роман “Знаменитое нашествие медведей на Сицилию” — незатейливая детская сказка, снабжённая иллюстрациями автора. В этом же году выходит сборник фантастических историй “Книга о трубках”. 1949 -  второй сборник новелл “Паника в “Ла Скала”.
Был удостоен премии «Стрега» за книгу «Шестьдесят рассказов» (1958). Многие произведения писателя были экранизированы. На французский язык его абсурдистскую драму «Интересный случай» (1953) перевел в 1956 Альбер Камю. Роман «Татарская пустыня» Борхес включил в свою «Личную библиотеку» (отсюда)

***
Биография в Википедии (рус | eng | it)

Дополнительно:
1. «Орфей и Эвридика» Буццати на II Международном фестивале комиксов (о выставке рисунков Буццати)
2. Фантастический реализм Дино Буццати
3. Коллекция ссылок на иностранные ресурсы, посвященные творчеству итальянского художника и писателя


Итальянский писатель, журналист и художник, автор нашумевшего романа «Татарская пустыня»

Сон репортера

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Антон Павлович Чехов
Информация о произведении
Полное название: 
Сон репортера
Дата создания: 
1884
История создания: 
/Впервые — «Будильник», 1884, № 7 (ценз. разр. 18 февраля), стр. 86—87. Заглавие: Французский бал (Сонная фантазия). Подпись: А. Чехонте.
Чехов заново переписал рассказ для издания А. Ф. Маркса, однако уже в корректуре исключил его из состава собрания сочинений.
Непосредственным поводом к написанию рассказа послужило устройство в Москве «французского бала», который усиленно рекламировался в газетах. В «Новостях дня» 12, 13 и 16 февраля (№№ 42, 43 и 46) было опубликовано следующее объявление:
«В пятницу, 17-го февраля 1884 года, Большой праздник в пользу французского благотворительного общества. Дан будет комитетом этого общества, основанного в Москве в 1829 году, во всех залах Российского благородного собрания. Большой костюмированный бал-паре. Часть сбора с бала будет предоставлена в пользу недостаточных студентов Московского университета. Большой оркестр под управлением г. Рябова. Военный оркестр. Залы будут богато убраны цветами, растениями, эмблемами и проч. Большое аллегри, в состав выигрышей которого войдет большое количество ценных предметов. Главный выигрыш: Ваза севрского фарфора, дар президента французской республики. 2-й выигрыш — прибор для камина, стоящий 600 р., пожертвованный г. Шопен. Прохладительные напитки и мороженое будут предлагаться публике бесплатно. В беседках будут продаваться живые цветы, выписанные из Ниццы, а также шампанское».
В рассказе «Сон репортера» обыграны детали этой рекламы — «знатная француженка», выписанная «из Ниццы вместе с цветами», и проч. Рассказ, видимо, был написан сразу же вслед за появлением в газетах извещения о французском бале, т. е. 12—15 февраля 1884 г.
При переработке рассказа для собрания сочинений Чехов сильно сократил его, устранил намеки и упоминания, утратившие к 1899 году злободневность. 30 апреля 1899 г. Чехов послал А. Ф. Марксу «Сон репортера» вместе с другими рассказами для второго тома (см. примечания к рассказу «Марья Ивановна»). С выправленной Чеховым рукописной копии или журнальной вырезки был набран текст, который вновь был прочитан Чеховым в сентябре 1899 г. «В настоящее время я читаю корректуру второго тома», — писал он А. Ф. Марксу 28 сентября 1899 г. В корректуре Чехов сделал еще несколько поправок чернилами (вычерки и добавление в конце) и карандашом. Карандашная правка не вполне закончена, поэтому она не учтена в основном тексте рассказа, а лишь отражена в вариантах
/
На сайте feb-web

Мост

Средняя оценка: 7 (4 votes)
Полное имя автора: 
Франц Кафка, Franz Kafka
Информация о произведении
Полное название: 
Мост, Die Brucke
Дата создания: 
1916
перевод: Cоломон Апт

Сон

Средняя оценка: 6.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Франц Кафка, Franz Kafka
Информация о произведении
Полное название: 
Сон, Ein Traum
Дата создания: 
1914


http://img233.imageshack.us/img233/9421/semetary.jpg


Перевод А. Тарасова

Ленты новостей