Илья Сельвинский АНЕКДОТЫ О КАРАИМСКОМ ФИЛОСОФЕ БАБАКАЙ-СУДДУКЕ

Илья Сельвинский
АНЕКДОТЫ О КАРАИМСКОМ ФИЛОСОФЕ БАБАКАЙ-СУДДУКЕ
БАБАКАЙ И ЛУНА
Однажды сам Бабакай,
Чувствуя пузо в усладе,
Вышел себе поикать
В свой виноградный садик.

Видит – луны полукруг
В колодце для винограда.
«Вай,– сказал ей Суддук,-–
Этта уже непорадок.

Будьте любезны – у нас
Каждому свой жребий:
Раз, когда ви луна-с,
Лезьте, пожялуйстам, в небо».          

Тут запустил он крюк,
Цепнул, понатужился – разом!
Лопнула пара брюк,
И Суддук опрокинулся наземь.

Видит – подобна сырку,
Ломтиком в корочке алой,
На самом-самом верху...
Луна, как ни в чем не бывало.

И сказал Суддук: «Айса![1]
Можьна? Напиться? Чаю.
Раз луна в небесах,–
Я уже ны отвечаю».

[1] Айса – татарский утвердительный возглас. В данном случае отмечен философической интонацией: «Такс» и «Так-то».

БАБАКАЙ И ХАЛАТ

Однажды сам Бабакай
Повесил халат на гвоздик
И пошел на два пятака
Поиграть немножечкам в кости.          

Вернулся – уже темнота.
Спички – копейка, жалко.
Подходит к комоду, но там
Кто-то прижался с палкой.

Суддук ему крикнул: «Кыш!»
Но вор не повел даже бровью.
Суддук доставал бердыш,
Стрелял воробьиной дробью.

Потом убегал Суддук
За людьми соседней квартиры.
Пришли и видят: чубук
И халат, расстрелянный в дыры.

Обкурена вся полоса,
От пороха дым на платье.
И, подумав, сказал Суддук: «Айса!
Хорошо, что я не был в этом халате».

БАБАКАЙ И ТЕОРИЯ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЯ

Однажды сам Суддук
Впал в меланхольный скепсис.
Пошел, выбрал сук,
Обмотал себе горло покрепче.

Но только на корточки сел –
Раздумал и снял осторожно:
– Судьба-дм[2], я только хотел
Айса – дышять невозможнам.

[2] Дм– татарская приставке вроде «то», «де», «мол».

АФОРИЗМ КАРАИМСКОГО ФИЛОСОФА БАБАКАЙ-СУДДУКА

Лучше недо – чем пере.

1921
И.Сельвинский. Собрание сочинений в шести томах. Том 1. М., «Художественная литература», 1971. С. 99–101.