[20] Снижение пенсионного возраста

Когда-то мы работали затейниками в курортных гостиницах. Нам платили за то, чтобы мы развлекали людей, – пытались развлечь людей. Позже, вступив в брак (а чаще – после расторжения брака), мы вернулись в курортную гостиницу, на сей раз как отдыхающие. Молодые люди, теперешние молодые люди, старались нас развлечь. А мы сами развлечения ради пытались вступить в сексуальные связи со служащими курортной гостиницы (иногда бывшими затейниками, иногда – нет). Порой нам это удавалось, но чаще мы терпели поражение. Не очень-то мы там развлеклись. А сегодня, сказал в заключение бывший затейник курортной гостиницы, нам вообще нечем заполнить жизнь.

Отель «Холидей Инн Резорт» в Сафаге, на берегу Красного моря, построен в 1995 году. В нем 327 уютных номеров и 6 просторных комфортабельных люксов. Кроме того, отель располагает салоном, кофейней, рестораном, пляжным рестораном, дискотекой и террасой для развлекательных мероприятий. В торговом центре отеля имеются различные магазины, банк, парикмахерская. Развлекательные мероприятия проводит симпатичная франко-итальянская группа затейников (танцевальные вечера, разнообразные игры). Короче, здесь, как выразился турагент, «все схвачено».

Если возраст выхода на пенсию снизят до пятидесяти пяти лет, продолжал бывший затейник, это будет большим подспорьем для туристического бизнеса. Трудно обеспечить прибыльность курортных резиденций, если они посещаются лишь один-два месяца в году, обычно летом или еще на рождественские каникулы. А если организовать чартерные рейсы для молодых пенсионеров по льготным тарифам, это позволит обеспечить постоянный приток отдыхающих. После смерти супруга или супруги пенсионер оказывается в положении ребенка: он путешествует в группе, ему нужно заводить друзей. Однако мальчики предпочитают играть с мальчиками, девочки любят поболтать с девочками, а вот пенсионеры охотно общаются с пенсионерами как своего, так и противоположного пола. Замечено, что они часто заводят игривые разговоры, делают соответствующие намеки, их словесная похотливость просто поражает. Для молодых половая жизнь – нелегкое бремя, однако, оглядываясь назад, люди часто вспоминают о ней с ностальгией, рассуждают о ней не без удовольствия. За такой беседой двое или трое легко могут стать друзьями. Потом они вместе ходят менять валюту, планируют совместные экскурсии. Приземистые, короткостриженые пенсионеры напоминают гномов – злобных или добродушных в зависимости от характера. Прямо удивительно, до чего они бывают выносливыми и крепкими, сказал в заключение бывший затейник.

– А я вот работаю с людьми разных религий, но всякую религию следует уважать, – некстати вмешался организатор утренней гимнастики. Обиженный экс-затейник замкнулся в угрюмом молчании. Ему было пятьдесят два, и в этом заезде в конце января он был одним из самых молодых отдыхающих. То есть он был не настоящий пенсионер, он только готовился к выходу на пенсию или собирался получать ее досрочно. Он всем представлялся как экс-профессионал туристического бизнеса и в итоге произвел известное впечатление на местных затейников. «Это я открыл первый „Клуб-Мед“ в Сенегале», – любил он повторять. Затем напевал, чуть пританцовывая: «Я прошвырнусь по Сенега-а-алу, девчонок славных там нема-а-ало». В общем, он был весельчак. И все же я ничуть не удивился, когда на следующее утро нашли его труп, плававший в огромном гостиничном бассейне.