Горение

Средняя оценка: 8.8 (6 votes)
Полное имя автора: 
Иосиф Бродский

М. Б.

Зимний вечер. Дрова
охваченные огнем --
как женская голова
ветреным ясным днем.

Как золотиться прядь,
слепотою грозя!
С лица ее не убрать.
И к лучшему, что нельзя.

Не провести пробор,
гребнем не разделить:
может открыться взор,
способный испепелить.

Я всматриваюсь в огонь.
На языке огня
раздается "не тронь"
и вспыхивает "меня!"

От этого -- горячо.
Я слышу сквозь хруст в кости
захлебывающееся "еще!"
и бешеное "пусти!"

Пылай, пылай предо мной,
рваное, как блатной,
как безумный портной,
пламя еще одной

зимы! Я узнаю
патлы твои. Твою
завивку. В конце концов --
раскаленность щипцов!

Ты та же, какой была
прежде. Тебе не впрок
раздевшийся догола,
скинувший все швырок.

Только одной тебе
и свойственно, вещь губя,
приравниванье к судьбе
сжигаемого -- себя!

Впивающееся в нутро,
взвивающееся вовне,
наряженное пестро,
мы снова наедине!

Это -- твой жар, твой пыл!
Не отпирайся! Я
твой почерк не позабыл,
обугленные края.

Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,

выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Пылай, полыхай, греши,
захлебывайся собой.
Как менада пляши
с закушенной губой.

Вой, трепещи, тряси
вволю плечом худым.
Тот, кто вверху еси,
да глотает твой дым!

Так рвутся, треща, шелка,
обнажая места.
То промелькнет щека,
то полыхнут уста.

Так рушатся корпуса,
так из развалин икр
прядают, небеса
вызвездив, сонмы искр.

Ты та же, какой была.
От судьбы, от жилья
после тебя -- зола,
тусклые уголья,

холод, рассвет, снежок,
пляска замерзших розг.
И как сплошной ожог --
не удержавший мозг.

Информация о произведении
Полное название: 
Горение
Дата создания: 
1981
История создания: 

Сборник Новые стансы к Августе

Ответ: Горение

Бешенное стихотворение, весьма энергоемкое! Замечательно!
Я тут конечно вспомнила слова Льва Лосева о том, что \Бродский не хотел, чтобы стихи рассматривались как непосредственная  реакция на жизненные перипетии... жизнь – скорее комментарии к стихам\ т.е. "на корм" здесь пошли все значительные мысли и чувства, проснувшиеся может быть при виде какого-нибудь мирного камелька.

Ну и как-то так:
Колокольчик звенит -
предупреждает мужчину
не пропустить годовщину...

Да, ничего лишнего, случайного. Стих полностью закруглен в самом себе - пляска огня, как сокрушающей стихии, сначала интимно связана с образом некой (конкретной, убеждены мы) женщины, потом ошеломительно захватывает два противоборствующих лагеря - дионисийское, языческое переживание жизни (менада) и ветхозаветный образ жертвы (назорей) - как обычно у Бродского, из частного, интимного выход в необъятные культурные слои \небеса, которые вызвездены однако искрами из развалин икр\ грандиозно! :)
Да. ну и результат греховной страсти - расплата (последняя строфа напоминает нам, что \зимний вечер\ ночь позади, настало холодное утро - расплата). Розги - это наказание. они пляшут по телу душе. Естественно, розги замерзли, потому что пепелище, зола, не теплый дом. Здесь конечно образ-противовес пляске огня: пляска ледяных розг, как тоже обжигающая, но холодом метафора расплаты за то, что желал \дым глотать\.
\не удержавший мозг\ - понятно, страсть и разум несовместимы,  получите сплошной ожог.

В середине стиха замечательные вещи: раскаленность щипцов, пламя еще одной зимы итд.
\Тот, кто сверху еси\ - тоже не забываем, двойной контекст: горизонтальный и вертикальный объекты :)


тринидад wrote:

тринидад wrote:
они пляшут по телу душе.

не так. По разуму они пляшут, по мозгам----- далее по памяти. Вот так лучше.

тринидад

тринидад wrote:
тринидад wrote:
они пляшут по телу душе.

не так. По разуму они пляшут, по мозгам----- далее по памяти. Вот так лучше.


Да, так лучше... У Бродского вообще очень быстрое переключение с земных на небесную сферы, с телесного на душевную, с условно "низменного" на условно "высокое". :) Зазеваешься - многое мимо (на смысловом уровне) пролетит. :)
А возможно и не переключение вовсе, а неразрывое переплетение.

Ответ: Горение

Да, спасибо, Тань, всё очень близко к моему ощущению. Там с этими розгами был один нюанс, о котором шел "спор".

/после тебя -- зола,
тусклые уголья,
/
<...>
/пляска замерзших розг./

то есть если после "тебя" вся  "моя жизнь," "я" - уже "пепел", зачем сверх-бичевание - сиречь муки - розгами (с "обжигающими холодом" согласна) по уже по сути бесчувственному? Пеплу же не больно. Или больно?
Усиление, своеобразная амплификация?

Ответ: Горение
извиняюсь, не очень поняла Ваш комментарий на мой комментарий моего комментария. Но мой комментарий своего первого комментария некоторым образом отвечает на Ваш вопрос про зачем бичевание:)
Другими словами - мне кажется, стих не ищет ответ на "зачем" так получилось. Стих описывает этот самый процесс бичевания, который происходит сквозь пространство и время: герой всматривается в огонь неким зимним вечером, на дрова, охваченные огнем. Ему от этого горячо, он все \узнает\, щипцы очередной зимы раскалены и поэтому он легко переносится  в другое пространство, где огонь уже не \как\ женская голова, а и есть некая \ты\, та, почерк кого он прекрасно угадывает\чувствует и сейчас, в обычном процессе горения. Собственно, он не угадывает, а этот огонь его по-прежнему жжет, ведь \края\ героя по-прежнему обуглены. Тут посерединке идет такая нотка обреченности в связи с невозможностью противостоять данной стихии - менада это уже не образ женщины, а сама природа этой необузданной силы. И собственно, тут становится ясно, что наш герой ни "тогда", ни теперь, перед камельком, совершенно не желает этой силе противостоять, сопротивляться, напротив, он её (и себя) подстегивает - давай, давай. А в конце просто констатирует факт "повреждения" мозга, что не проходит бесследно... повидимому никогда, ибо такова непреодолимая стихия, с которой ему суждено было столкнуться. Т.е. это не его душа или что там сгорела до тла, это его судьба после этой встречи сложилась таким образом, что все остальное его время - это тусклые угли, холод, снежок. И, повидимому, греет его до сих пор воспоминание\наказание в виде холодно пляшущих розг по когда-то сплошь обоженной судьбе. Не уверена, правомерно ли сделать такой вывод, но он как-то у меня напросился - тут мазохизм чистый - ему и невероятно больно, и сладостно вновь и вновь воскрешать эту боль. На цветаевские страсти похоже, нет? :)

Ответ: Горение

щас посмотрела, что такое амплификация. м-да. усиление оказывается 8)

Ответ: Горение

Само стихотворение, накал и акценты мне понятны.  И повторюсь, согласная. :) Затык был именно в кажущейся избыточности, которую пыталась себе объяснить.

//извиняюсь, не очень поняла Ваш комментарий на мой комментарий моего комментария.//
Я просто размышляла (к слову, спасибо, не без помощи вашей "поправки"), что "бичевание души" более точно, чем "тела". Потому что всё физическое - уже пыль, зола. Но если вспомнить его знаменитое "Только пепел знает, что значит сгореть дотла...", что "мы останемся смятым окурком, плевком <...> ", но и тут же - "падаль - свобода от клеток, свобода от целого: апофеоз частиц", то возможно розги именно для духа. Окончательная расправа, признание безнадеги что ли. Так что вероятно дело все же не в мазохизме.

Ввернула литературный термин не для снобизма, а просто как пояснение к своему "усилению", что в нем имела в виду. Нет ли там простого приема риторики - для повышения "градуса" текста (точнее, понижения до температуры нуля, всё мертво), но как написала выше, что, скорее, не только.
И да, что-то цветаевское действительно есть - не только идейно, но и стилистически. Усиление - тоже немаловажный прием у Марины Ивановны.

\накал и

\накал и акценты мне понятны\ - нет, в моем комментарии речь идет не об акцентах. Я описала смысл стихотворения.
\"бичевание души" более точно, чем "тела"\ - нет, моя поправка состояла в том, что я исправила "душу" на "мозг"\разум. Потому что в стихотворении написано \мозг\, а о душе ничего не написано. Можно заострить внимание на слове \нутро\, как указание на душу, но дело в том, что \мозг\ указан в заключительной части, таким образом находится в приоритете и в согласии с логикой темы стиха. Поэтому я посчитала, что допустила грубую неточность и исправила ее.
Зачеркнутое слово "тело" означает в моем комментарии, что стихотворение, на мой взгляд, весьма и весьма из области чувственных переживаний и, как говорится, руки чесались ввернуть слово, принадлежащее этой
области. Ну и вот, когда "руки чешутся" на клавиатуре, то человек обычно воспроизводит это способом зачеркивания.

Таким образом, мои слова \ничего лишнего, случайного. Стих полностью закруглен в самом себе\ означают буквально, что стих похож на научную статью, с принятой в таких статьях структурой: Введение, Тема, Выводы, Заключение.
Строка \пляска замерзших розг\ находится в "Выводах". Разберем их:
\Ты та же, какой была\ - накал чувственных переживаний столь же беспрецендентен, как и бывший с героем наяву.
\От судьбы, от жилья после тебя -- зола\ - после столь беспрецендентной встречи судьба героя сложилась плачевно, буквально - пепелище, полная неустроенность, вплоть до сниженного эпитета \жилье\.
\тусклые уголья\ - герой представляет из себя до сего дня еле теплящиеся угли, потому что в Теме он раскрыл себя в образе горящих \дров\. Т.е. это оч. тяжелые последствия вспоминаемой встречи, имеющие место быть в настоящем времени.
\холод\ - нет ничего\никого, что способно согреть его в жизни после встречи.
\рассвет\ - повидимому, как противовес краткой ночи. Можно сказать, что постоянный рассвет вместо жарких ночей.
\снежок\ - ... седина стыдно сказать, где(с). Повидимому, достаточное количество прожитых после встречи лет.
\пляска замерзших розг\ - вывод о том, что приходится до сих пор получать болевые ощущения от встречи, но другого свойства.
Дальше стоит точка, что на мой взгляд означает переход к Заключению.
В своем комментарии от 11 числа я решила более подробно разобрать смысл стихотворения, Тему, чтобы еще раз убедиться в том, что у меня не возникло "закавыки" на розгах. Я убедилась. Стих для меня полностью логичен, закончен, гармоничен.

Про "мазохизм". Я думаю, мне надо было более подробно развернуть свою мысль. Разворачиваю:
Я сейчас думаю, что такой вывод у меня сложился главным образом от эмоциональной составляющей стиха, не от смысловой. Стих настолько горяч, вкусен, взрывоопасен, что кажется - это "уловка" автора "поймать" читателя на нужную ему эмоцию. Ведь стих-то полностью является как-бы "обвинением" той, которая испепелила судьбу героя. Но ведь мы понимаем, что огонь не горит без дров, как и дрова не способны самозжигаться:) Так что у меня возникло полное ощущение как невероятной боли, так и невероятной сладости процесса. Отсюда - мой "мазохизм". И вот здесь оч. оч. уместно Ваше слово "усиление". Но оно не в одной строчке, она характеризует весь эмоциональный фон стихотворения, сама материя стиха - усиление, удвоение, ужесточение эмоций. Такой же прием характерен и для цветаевской поэтики.

To IrraЗамерзшие

To Irra
Замерзшие розги это те же раскаленные щипцы (из камеры пыток, про завивку не будем, ладно?)). См. "пламя еще одной зимы". Гл. прием - оксюморон. на нем все и построено. Скелетик такой, на который елочные игрушки нанизаны) А вообще, по поводу твоих попыток объяснений избыточности. Для меня это как раз признак искусственности) (впрочем, спорить не буду, ибо нафиг надо).

Вдогонку. "то

Вдогонку.
"то есть если после "тебя" вся  "моя жизнь," "я" - уже "пепел", зачем сверх-бичевание - сиречь муки - розгами (с "обжигающими холодом" согласна) по уже по сути бесчувственному? Пеплу же не больно. Или больно? "

Грубо говоря, ты зачем-то пытаешься картинку развернуть, причем логически, а ее не надо разворачивать, должно быть как на качелях - "вверх - вниз" - "холодно - горячо". Уровень физиологический, даже не эмоциональный...Отсюда - и осн. прием ...

Hope wrote:Вдогонку.

Hope wrote:
Вдогонку.
"то есть если после "тебя" вся  "моя жизнь," "я" - уже "пепел", зачем сверх-бичевание - сиречь муки - розгами (с "обжигающими холодом" согласна) по уже по сути бесчувственному? Пеплу же не больно. Или больно? "

Грубо говоря, ты зачем-то пытаешься картинку развернуть, причем логически, а ее не надо разворачивать, должно быть как на качелях - "вверх - вниз" - "холодно - горячо". Уровень физиологический, даже не эмоциональный...Отсюда - и осн. прием ...


Знаешь, Надь, а вот для меня как раз качелей нет. Ни в физиологии, ни в эмоциях.  Точная (не по прямолинейности , а по объемности) метафора горения.  Кстати, по поводу возможного: а не слишком уж несвойственно себе эмоционален Бродский? Для меня  безусловно нет. Он в моем восприятии как раз и отличается ювелирным отражением любого выбранного поэтического слова. Не эрзацем, нечто искусственным ради красивого образа. "Каждый пред богом наг <…> в каждом из нас Бог". Это не пафос, и даже не вызов - это понимание. Кто-то, а Бродский имеет право.
Он смотрит на пламя костра, а память услужливо подкидывает мемо-дровишки, и костер разгорается сильнее и сильнее – отсюда и резкие, отрывистые, ударные образы - "пылай, не тронь, патлы". Он уже не вспоминает, не всматривается в огонь. Он уже горит вместе с ней - разделение одного костра - через ее "приравниванье к себе".  Но огонь на то и огонь, что в нем перегорает всё. Пепел, зола неизбежны. Но даже под защитой, за экраном воспоминания все равно - "ты та же какой была", а, значит, способна сжигать дотла снова и снова.  Даже когда все материальное сожжено на алтаре, а остались только воспоминания. И вот тут я спрашиваю - кому розги? Для меня один из ответов - воспоминаниям, памяти, душе - вот и выбор обобщающего "душа", потому что у Бродского для меня нет привычной несколько затертой поэтической связки (в той или иной степени слияния или противопоставления) "разум или чувства", "физиология или высокая эмоция", у него есть "материя-вещь - дух". Именно душе неизбежные и самые большие мучения. Почему я с  такой легкостью подменяю вроде прямое указание в последней строфе на "рацио" - "не удержавший мозг" - душой? Я как-то вскользь касалась "Словаря тропов Бродского" Полухиной и Пярли, так вот там (помимо всего прочего, дабы не ввязываться в излишнюю академичность) было интересное наблюдение, что любая классификация поэтической "лексики" поэта подразумевает определенный допуск. Те же взгляд, вещь, мозг и т.д. вполне могут выступать и как "метонимические замещения лирического героя" (прошу прощения за "сухость" языка - из цитаты слов не выкинешь :)).  Поэтому и не столь для меня важно, принципиально ли выделение мысли-памяти как самостоятельного и центрального объекта. Именно душа не дает спокойно смотреть на огонь и видеть только огонь. Поэтому и неизбежны розги по золе, по "тусклым угольям" - живучести души. Кстати, я не уверена, что в образе замерзших розг не заложены еще измерения. Например, не зря уголья не следует ворошить, если ты не хочешь нового костра. Розги не способны причинить  большей боли пеплу (из уже упоминаемого ранее мной - "только пепел знает, что значит сгореть дотла"), но вполне достаточны  для новых искр или что хуже - для тления. Которое еще более мучительно, чем раскаленные щипцы -  потому что ты уже понимаешь - "холод, рассвет, снежок",  уже осознаешь, что пылающего, пусть рвущего на части, но все же костра - нет.

Знаешь, мне вольно-невольно вспоминается мандельштамовское "За то, что я руки твои не сумел удержать". Нет, никаких конечно прямых параллелей. Просто какое-то ощущение цельности, чистоты исполнения – верно взятой ноты.

Кстати, образ - замерзшие розги, как метафора инея - очень красив. Подпишусь и под ним. Как и под срезом в стихотворении - "жертва на алтаре". Бродский не только смел, но и умен. :) В чем его сложно упрекнуть, так это  в линейности - одноплоскостности образов. В метафорах из "Горенья" тоже. Причем, всех: от шипцов, до пламени. Возможно, именно этот срез (а следовательно, и образ розг=иней) - ключевой в этом стихотворении.

Irra wrote:Hope wrote:Те

Irra wrote:
Hope wrote:
Те же взгляд, вещь, мозг и т.д. вполне могут выступать и как "метонимические замещения лирического героя" (прошу прощения за "сухость" языка - из цитаты слов не выкинешь :)). 
Перед кем извиняемся?:) Язык вполне знакомый)

Hope wrote:Irra wrote:Hope

Hope wrote:
Irra wrote:
Hope wrote:
Те же взгляд, вещь, мозг и т.д. вполне могут выступать и как "метонимические замещения лирического героя" (прошу прощения за "сухость" языка - из цитаты слов не выкинешь :)). 
Перед кем извиняемся?:) Язык вполне знакомый)

Вот поэтому смело тебе и написала. А извинялась в эфир - на всякий случай, мало ли )))

Ответ: Горение

Добрый день!
Извините, что вмешиваюсь, но первое, что я подумала, прочитав "Горение" - что автор все-таки был неисправимым иудеем ("Назорею б та страсть, воистину бы воскрес!" - значит, не "воскрес" и не "воистину"). Второе - щипцы были не для пыток, а для завивки, плойка. Конечно, если бы оказался близко, могла бы и обжечь. Разорвав предложение между строчками "Пламя еще одной // Зимы", поэт одним махом сближает зиму и вьюгу и женщину (любовь).
Пока дальше ничего не вижу. Посмотрю чуть позже.

-----

Ты та же, какой была.
От судьбы, от жилья
после тебя -- зола,
тусклые уголья,

холод, рассвет, снежок,
пляска замерзших розг.
И как сплошной ожог --
не удержавший мозг

Пляска замерзших розг - это не ледяной узор на стекле? Бледная копия горения? А чего не удержал-то? Рыжую женщину, любовь (когда-то), или ее образ в горении (теперь) ? Отчего ожог? Оттого, что не удалось все вернуть огненным колдовством?..
Вспомнила - побежала на почту, к компьютеру! "Тот, кто вверху еси,
да глотает твой дым!" Это ж не хулиганство, не вонь, это... Цитата из Ветхого Завета. Надо бы посмотреть по тексту. Когда приносили жертву и резали теленка или ягненка, так? Складывали на костер жир, кости и еще чего-то (или больше ничего?). Это все горело, но это не расценивалось как "крематорий", а как аромат угодный Богу!
Мы говорим, что мужчине плохо, а той, что горела и поджигала (рваная, как блатной?). Сама любовь горение и - жертвоприношение (долго накал не удержать, а без нее жизнь не в жизнь).
 

Ответ: Горение
\ледяной узор на стекле\ - интересная мысль. Поддерживаю!
\из Ветхого Завета\ - да! Бараний тук - жир. Конечно здесь жертвоприношение.
Ответ: Горение

/Кстати, образ - замерзшие розги, как метафора инея - очень красив. Подпишусь и под ним./
Имхо, не просто красив - точен и единственно возможен. В том смысле, что у Бродского не бывает чистых абстракций: "душевного холода" или "горения". Любое его переживание всегда имеет осязаемый, зримый, слышимый и т. д. аналог,. сливаясь с ним до неразличимости, до символа: существования одного только через второе и наоборот. Это то, что я хотела сказать о Бродском еще в нашем китайском разговоре. )

inkling wrote:/Кстати,

inkling wrote:
/Кстати, образ - замерзшие розги, как метафора инея - очень красив. Подпишусь и под ним./
Имхо, не просто красив - точен и единственно возможен. В том смысле, что у Бродского не бывает чистых абстракций: "душевного холода" или "горения". Любое его переживание всегда имеет осязаемый, зримый, слышимый и т. д. аналог,. сливаясь с ним до неразличимости, до символа: существования одного только через второе и наоборот. Это то, что я хотела сказать о Бродском еще в нашем китайском разговоре. )

Хотела написать - ППКС, да что-то мешает. :) Я согласна про отсутствие у Бродского чистых абстракций - ради рифмы, красного словца, просто красивой картинки. Все перечисленное не есть всегда плохо в поэзии, но этого нет в поэзии Бродского. Но вот по поводу - "точно и единственно возможен"... Какой-то камешек в ботинке от такого определения. Ибо подразумевает одно и только одно трактование, а метафоры у Бродского для меня именно что объемны. У него одна плоскость перетекает в другую. От любви к женщине, от вроде чистой (упрощу намеренно) физиологии к метафизике - с легкостью и естественно, без всяких нестыковок.

Irra wrote:Но вот по

Irra wrote:

Но вот по поводу - "точно и единственно возможен"... Какой-то камешек в ботинке от такого определения. Ибо подразумевает одно и только одно трактование, а метафоры у Бродского для меня именно что объемны. У него одна плоскость перетекает в другую. От любви к женщине, от вроде чистой (упрощу намеренно) физиологии к метафизике - с легкостью и естественно, без всяких нестыковок.

Нет-нет, я не о содержании, а о структуре! )) Единственно возможен такой вот синкретический взгляд. То есть, не могло это - на фоне физического процесса горения - быть просто указанием на переживание острой боли. Должен был быть некий материальный, внешний, осязаемый аналог, точка отсчета, начало движения взгляда! Это никак не устраняет объемности. Наоборот - ее рождает.

inkling wrote:Irra

inkling wrote:
Irra wrote:

Но вот по поводу - "точно и единственно возможен"... Какой-то камешек в ботинке от такого определения. Ибо подразумевает одно и только одно трактование, а метафоры у Бродского для меня именно что объемны. У него одна плоскость перетекает в другую. От любви к женщине, от вроде чистой (упрощу намеренно) физиологии к метафизике - с легкостью и естественно, без всяких нестыковок.

Нет-нет, я не о содержании, а о структуре! )) Единственно возможен такой вот синкретический взгляд. То есть, не могло это - на фоне физического процесса горения - быть просто указанием на переживание острой боли. Должен был быть некий материальный, внешний, осязаемый аналог, точка отсчета, начало движения взгляда! Это никак не устраняет объемности. Наоборот - ее рождает.

Согласна. :)

Ответ: Горение

Ир, ну я поняла...Увы, "хруст в кости" и "замерзшие розги" не воспринимаю абсолютно) Что-то образность не моя)  Образ "точен", "единственно возможен", "очень красив" - я пас)

Ответ: Горение

\вот и выбор обобщающего "душа"\ первоначально я так и сделала - обобщила. Но потом подумала о том, что
именно замерзшие то есть холодные розги и огромный акцент - мозг - являются для нас сообщением о том, что именно область рационального, холодного (т.е. вещи, поддающиеся контролю), этот спасовавший когда-то перед страстями разум - именно это обстоятельство не дает герою уйти от ситуации, перевести ее из области чувственной (неподконтрольной) в область разумного понимания. В этом состоит наказание. В том, что неподконтрольные чувства до сих пор правят бал: на раз нашему герою опять и опять горячо.
Потом. Стопудовое ударение на назорее. Была бы у этого назорея такой силы страсть обращать в свою религию, ни у кого бы уже давно "мозги не работали", никто бы уже не смоневался, воскрес он или что. Поэтому я посчитала оч. важным свое уточнение.

Ответ: Горение

Ну то есть ведь там оч. ясно написано - ты сама то дура дурой, тебе только страсть подавай, тебя не расчешешь на пробор, желаешь гореть патлами, такая твоя природа, но ведь мало этого, ты ж без дров не горишь, вот ведь беда настоящая. Но не для нее, ее нам представили как "бессознательное" существо. Дрова же - мыслят, потому что когда был огонь, было не больно, было здорово, больно стало сразу же "после" (мозг заработал) и болит до сих пор. Ох. я уверена, что все стихотворение подчинено именно этой мысли. Ну и той, что - да и фиг с ними, с обоженными краями, зато я знаю, что такое горение, а не спокойный, правильный, разумный "полураспад". ну то есть это не мысль, а мое ощущение от стиха :)