"Рассекая волны" Триера

Охотнее всего я работаю с идеями крайностей, и мне захотелось сделать фильм о "доброте". В детстве у меня была книжка "Золотое Сердце", о которой у меня остались самые яркие и приятные воспоминания. Это была книжка в картинках о маленькой девочке, которая отправляется в лес с кусочками хлеба и чем-то еще в карманах. Но в конце книги, пройдя через лес, она стоит голая, и у нее больше ничего нет. Последняя реплика в книге звучала так: "Мне и так хорошо", - сказала Девочка Золотое Сердце". В этой реплике роль мученицы доведена до логического предела.
Я много раз перечитывал эту книгу, хотя моему отцу она казалась несусветной чушью. Сюжет фильма "Рассекая волны" берет свой исток в этих детских впечатлениях. Золотое Сердце - это Бесс. Кроме того, мне хотелось снять фильм с религиозными мотивами, фильм о чуде. Но в то же время я хотел сделать его совершенно реалистичным.
(...)
Обычно выбирают стиль, который наилучшим образом подчеркивает сюжет. А мы сделали с точностью до наоборот. Мы выбрали стиль, который полностью противоречит сюжету, не дает ему ни малейшего шанса быть поданным в выигрышном свете. (..)
Мы сделали следующее: взяли стиль и наложили его на повествование, как своего рода фильтр. Это как закодированный сигнал на платном телеканале. Здесь мы закодировали сигнал для фильма, а зрителю предстоит затем его раскодировать. Грубая документальная съемка разрушает повествование и противоречит ему, что в итоге заставляет нас принять историю такой, какая она есть. Во всяком случае, такова моя теория. Немного заумная.
Ларс Фон Триер: Интервью: Беседы со Стигом Бьоркманом. Спб, "Азбука-классика", 2008