А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Приложение

Силлабические стихи сознательно и в великом множестве создаются в русской поэзии под влиянием поляков в XVII веке и активно пишутся еще в XVIII, – эта традиция хорошо известна, хотя и недостаточно изучена. С Тредиаковским и Ломоносовым наступает эпоха силлаботоники, которая, сменив силлабику, не отменила ее хотя бы потому, что далеко не исчерпала ее возможности. В свое время М. Л. Гаспаров писал: «Неверно… мнение, будто из победы силлаботоники следует, что остальные системы стихосложения не соответствовали “духу” русского языка… Чисто силлабический стих, не имея за собой фольклорных традиций, жил еще в течение всего XVIII в. в рукописных песенниках, но потом вышел из обихода; он не дождался своего возрождения, но это не значит, что оно невозможно в будущем» .
Впрочем Михаил Леонович, видимо, не слишком в это будущее верил. В другой его книге читаем следующее разъяснение относительно французских стихов: «Во французской поэзии господствует (с XVII в.)… 12-сложник с цезурой после 6-го слога и с обязательными ударениями на 6-м и 12-м слогах; на практике это значит, что каждое полустишие звучит или ямбом (“которую сам Дий...”) или анапестом (“где играет дельфин...”)» . Далее следует замечание: «Обычно на русский язык он переводится силлабо-тоническим 6-ст. ямбом; и даже автор “Стихов об Италии” (1912—1921) С. В. Шервинский при переиздании в 1984 г. переработал свои силлабические эксперименты в 6-ст. ямб» .
Но у Сергея Васильевича есть силлабическое стихотворение «Сильвестр Щедрин», которое я очень люблю и которое Сергей Васильечич, опубликовав трижды (1924, 1984, 1986), никогда не переделывал в силлаботонику и ценил именно как таковое, то есть как силлабическое, что отражено и в издании 1997 года. В предисловии «Стихов об Италии» 1924 г. Сергей Васильевич так отозвался о своих силлабических опытах: «Читатель заметит в некоторых из них непривычную для слуха форму: автор пытался выразить повествовательный, несколько прозаизирующий характер этих стихотворений в ямбико-анапестическом метре с весьма вольными заменами, приближающимися к двенадцатисложному французскому стиху, особенно в его классической традиции».
Привожу стихотворение в редакции 1984 года, на полях дав варианты по изданию 1924 года.

Сергей Васильевич Шервинский

СИЛЬВЕСТР ЩЕДРИН (ПАМЯТИ ХУДОЖНИКА
СИЛЬВЕСТРА ЩЕДРИНА)

Когда еще в пыли тротуаров немощеных, (троттуаров)
Линейками треща, процветала Москва,
А гордая Нева в Ботнических затонах
Гранитом берега облачала едва, (облачила)
Наши деды тогда в широкополых шляпах
Полупричесаны, отвернув воротник, (Полны романтикой, расстегнув)
От имений своих и от изб косолапых
И от тощих полей, где жатву жал мужик,
Косясь на прихоти скучающего бара, (На прихоть не гневясь)
Уезжали туда, где воздух для певца
Так мягок, где «сеньор», гитара и Феррара, («гитара»)
Где Торкватов напев слетает с уст гребца. (гребца…)
И нес их дилижанс на берега Сорренто:
Их прельщала семья певучих рыбаков,
«Ладзарони» нагих и черных стариков, (Ладзарони)
Макарон бахрома и желтая полента,
Обгрызанный арбуз, золотой апельсин,
Небрежно брошенный рукою загорелой, (Со смехом кинутый)
И средиземных волн простор с каемкой белой,
И народный театр, где рваный арлекин
Горланит, где гремит смех неаполитанца,
Горячий, словно день, легкий, как плеск весла;
И в горах девушка, ведущая осла,
Белый сложив платок над загаром румянца.
Там ты расцвел, Щедрин. Виноградные сени,
Куда с моря ведут скалистые ступени,
И прохладу любил ты сельских галерей, (галерей)
Где солнца теплый луч пронизывает кисти,
В сладких соках таящие «Lacrimae Christi»,
Где курчавы ребята, где грудь матерей
Солнцем опалена. В любом певце ты друга (опалена… В хозяине)
Умел себе найти, и душу он твою (Наверное, нашел)
Пленял беспечнейшей любовью к бытию (Беспечнейшей пленял)
И гортанным акцентом болтливого Юга. (Юга…)
А вечером, мольберт осторожно сложив, (на утес водрузив,)
Ты молча наблюдал, как ловят крабов дети, (Ты садился смотреть)
Как, влажные еще, усевшись, чинят сети
Старухи, старики. Зеленеет залив. (старики... Зеленеет залив…)
На шарфы красные струится ветер тонкий,
От Капри веющий. Наполнен речью звонкой
Весь берег. Скал меж тем приморская стена
Темнеет. В музыку, в любовь и в сон Сорренто
Уходит… Лишь одна неба светлая лента
Как будто серебром прозрачным зажжена. (зажжена…)

Это замечательное стихотворение вместе с силлабическими сонетами Жоржа Пуассона в свое время вызвало у меня законный, я думаю, вопрос: почему бы такого рода русской силлабикой не попытаться переводить французов? Один из своих опытов (перевод Nevermore Поля Верлена) вместе со стихами Жоржа Пуассона я показал иерею Андрею Зуевскому, клирику Храма свт. Николая в Толмачах (домового храма Государственной Третьяковской галереи) и был несказанно обрадован его интересом и готовностью переводить в такой манере.
Мы решили продолжить переводить гениального Верлена: на мой взгляд, работать над текстами Верлена для уяснения возможностей русской силлабики интересно, приятно и во всяком случае полезно. Результаты этих опытов предлагаем на суд немногих.

Жорж Пуассон
Проэмий

У разных народов в разные времена
были обычаи, суть которых одна:
поев, подать вина и пригласить певцов,
чьи чудные песни слаще иных плодов.

Дело, стало быть, в том, чтобы, плоть утолив,
дать бесплотной душе желанный перерыв
от забот о теле, дабы напомнить ей,
что радости ума и чище, и сильней.

Но теперь – вот беда! – так сложно отыскать
того, кто мог бы нас и хотел услаждать…
Мне, правда, возразят, что, мол, наоборот,
их чересчур много – веселящих народ.

Но я весельчаков отличаю от тех,
чья цель – дух приобщить возвышенных утех.
Я б и сам стал таким, да, видно, не дал Бог,
сил, чтоб услаждать я и хотел, и мог,

чтоб указывал путь в град, где выше всего
ценят волю к добру и рвутся в горний свет…
Ах, как там хорошо! И мне жаль лишь того,
Что и я не был там, а здесь и града нет…

Но его жителей встречаю иногда –
правда, очень редко, – однако ж они есть.
И уже это мне – не по заслугам честь:
на вопрос "есть они?" знать твердый ответ "да".

Pol Verlaine

Jadis et naguere

Kaleidoscope

A Germain Nouveau

Dans une rue, au coeur d'une ville de reve,
Ce sera comme quand on a deja vecu:
Un instant a la fois tres vague et tres aigu...
O ce soleil parmi la brume qui se leve!

O ce cri sur la mer, cette voix dans les bois!
Ce sera comme quand on ignore des causes:
Un lent reveil apres bien des metempsycoses:
Les choses seront plus les m?mes qu'autrefois

Dans cette rue, au coeur de la ville magique
Ou des orgues moudront des gigues dans les soirs,
Ou les cafes auront des chats sur les dressoirs,
Et que traverseront des bandes de musique.

Ce sera si fatal qu'on en croira mourir:
Des larmes ruisselant douces le long des joues,
Des rires sanglotes dans le fracas des roues,
Des invocations a la mort de venir,

Des mots anciens comme un bouquet de fleurs fanees!
Les bruits aigres des bals publics arriveront,
Et des veuves avec du cuivre apres leur front,
Paysannes, fendront la foule des trainees

Qui flanent la, causant avec d'affreux moutards
Et des vieux sans sourcils que la dartre enfarine,
Cependant qu'a deux pas, dans des senteurs d'urine,
Quelque fete publique enverra des petards.

Ce sera comme quand on reve et qu'on s'eveille!
Et que l'on se rendort et que l'on reve encor
De la meme feerie et du meme decor,
L'ete, dans l'herbe, au bruit moire d'un vol d'abeille.

Калейдоскоп

В центре города снов на улице обмана
Будет миг будто бы уже прожитый мной,
Яркий и, вместе с тем, словно за пеленой…
О, солнце сквозь покров ползущего тумана!

О, голос средь лесов! О, над волнами крик!
И словно здесь вовсе нет причин у явлений,
Будто очнулся вдруг от сна перерождений,
И все стало большим, чем в предыдущий миг.

В волшебном городе снов на улице этой,
Где стайкой неспешно музыканты идут,
Где джигу к вечеру шарманки заведут,
Где в кофейнях коты улеглись на буфеты,

От чувства ясности решишь, что пробил час,
И слезы потекут, по щекам, в сладкой неге,
Вдруг послышится смех в каретном гулком беге,
И скажешь: «Смерть, и впрямь приди на этот раз!» –

Слова напрасные как связка листьев мертвых…
Будет уличный бал нестерпимо шуметь,
Вдовы с волосами, крашенными под медь,
С толпою потаскух смешаются потертых,

Что бродят там, юнцов безобразных дразня
И старцев без бровей, покрытых лишаями,
А в двух шагах, где вонь мочи, как в сточной яме,
Петарды запустят ввысь на закате дня.

Будет так, словно спишь, проснешься от чего-то,
Потом опять заснешь и видишь тот же сон,
То же действо, и ты все тем же окружен,
Луг, лето, перелив пчелиного полета…

(Перевод иерея Андрея Зуевского)

Melancholia
A Ernest Boutier

I Resignation

Tout enfant, j'allais revant Ko-Hinnor,
Somptuosite persane et papale,
Heliogabale et Sardanapale!
Mon desir creait sous des toits en or,

Parmi les parfums, au son des musiques,
Des harems sans fin, paradis physiques!

Aujourd'hui, plus calme et non moins ardent,
Mais sachant la vie et qu'il faut qu'on plie,
J'ai du refrener ma belle folie,
Sans me resigner par trop cependant.

Soit! le grandiose echappe a ma dent,
Mais, fi de l'aimable et fi de la lie!
Et je hais toujours la femme jolie,
La rime assonante et l'ami prudent.

1 Смирение

С детства в грезах мне Ко-Инор сверкал,
роскошь персов, пап; в душу мне запал
Гелиогабал и Сарданапал!
И мне рисовал чувств моих накал,

Дразня нюх и слух, роскошный покой ?
бесконечный гарем, некий рай плотской.

Днесь, став тих, свой пыл таю в глубине;
и, поняв, что жизнь нудит норов скрыть,
я волей взнуздал безумную прыть,
и смирил себя, но все ж не вполне.

Что ж, величье пусть не далось мне вдруг,
но пресному ? нет, и дешевке ? нет!
Ни смазливость дев не войдет в сонет,
ни неточность рифм, ни притворный друг.

(Перевод Ю. А. Шичалина)

II Nevermore

Souvenir, souvenir, que me veux-tu? L'automne
Faisait voler la grive a travers l'air atone,
Et le soleil dardait un rayon monotone
Sur le bois jaunissant ou la bise detonne.

Nous etions seul ? seule et marchions en revant,
Elle et moi, les cheveux et la pensee au vent.
Soudain, tournant vers moi son regard emouvant:
"Quel fut ton plus beau jour?" fit sa voix d'or vivant,

Sa voix douce et sonore, au frais timbre angelique.
Un sourire discret lui donna la replique,
Et je baisai sa main blanche, devotement.

- Ah! les premieres fleurs, qu'elles sont parfumees!
Et qu'il bruit avec un murmure charmant
Le premier oui qui sort de levres bien-aimees!

2 Nevermore

Не забыть, не забыть, ? только зачем?.. Смятенье
осенних бурь несло дрозда сквозь запустенье
неба, мертвым лучом солнце било в сплетенье
желтеющих ветвей, где ветра свиристенье.

Только я и она, мы брели как во сне,
ветер волосы рвал и мысли ей и мне.
Вдруг «Было так с тобой?» обращенный ко мне
вывел голос слова, золотом зазвенев.

Нежный голос, он пел зовом ангельски ясным.
Была улыбки тень ответом ей безгласным:
я перстов белизну к устам моим прижал.

О, дивный дух цветов первых благоуханных!
И прелесть та, какой чарующе дышал
шепот первого «да» из уст ее желанных!

(Перевод Ю. А. Шичалина)

из готовящейся к изданию книги:
Жорж Пуассон
Силлабические сонеты
С приложением
«Сильвестра Щедрина» С. В. Шервинского
и переводов из Верлена
иерея Андрея Зуевского и Ю. А. Шичалина

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Анна, а почему это вообще сонеты? Я не вижу никаких формальных признаков отнесения к жанру.
И в чем их силлабизм?

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Так число же слогов одинаковое - все, силлабизм))) Только вот женской рифмы нет, а это не есть гуд. То есть у Пуассона, может быть, и силлабические, и даже, чем черт не шутит, сонеты, но переводчики все это добро порастеряли, и получилось не то, чего сам Пуассон, видимо, хотел. Впрочем, чего он хотел - не знаю. Анна, а этого Пуассона можно в подлиннике выложить? пусть Инклинг посмотрит, она у нас французский знает)
И кстати, что там насчет приложений? "Сильвестра Щедрина" и переводов из Верлена? Это примечание тут к чему?

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?
по-моему Anna писала, что Пуассон тот, хоть и живёт во Франции, пишет по-русски
Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Тогда Пуассон неправ. Обязательное условие для силлабического стихоложения - женская рифма, то есть ударение на предпоследнем слоге в конце каждой строки. Поэтому для русской поэзии силлабика не пригодна, как и чистая тоника: у нас ударение не фиксированное.   Французы тоже тут не очень в выгодном положении: у них ударение на последнем слоге. Вот полякам - да, им силлабика подходит вполне. И, если уж, быть совсем въедливыми, для силлабического стихосложения оптимальный вариант - нечетное количество слогов в строке - 11 или 13, а тут 12, и все из=за мужской рифмы)

маматата

маматата wrote:
Тогда Пуассон неправ. Обязательное условие для силлабического стихоложения - женская рифма, то есть ударение на предпоследнем слоге в конце каждой строки. Поэтому для русской поэзии силлабика не пригодна, как и чистая тоника: у нас ударение не фиксированное.   Французы тоже тут не очень в выгодном положении: у них ударение на последнем слоге. Вот полякам - да, им силлабика подходит вполне. И, если уж, быть совсем въедливыми, для силлабического стихосложения оптимальный вариант - нечетное количество слогов в строке - 11 или 13, а тут 12, и все из=за мужской рифмы)

Неа не обязательное

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Ну, и ладно, пусть необязательное и это сонет силлабический.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

НО все же - почему "сонет"? Ни по количесту строк, ни по структуре, ни по развитию тем - это стихотворение понятию сонета не соответствует.
Насчет силлабики - Маматата права. Но французское стихосложение, например, все равно считается силлабическим, с небольшой поправкой. И слогов у них чаще всего именно 12.

о силлабике

Дивная дискуссия! Пожалуй, без комментариев авторов тут не обойтись.
Предлагаю Вам ознакомиться с приложением, в котором изложена идея этой готовящейся к публикации книги, фрагменты из которой я представляю на Ваш суд.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Ну, это , на самом деле, первый вопрос, который возникает :)))) Потому как русским языком г-н Пуассон владеет не слишком хорошо. Мелодика довольно корява, а содержание - тривиально. В таких случаях позию может спасти и чаще всего спасает форма. Если в этой форме есть смысл - тогда есть о чем говорить. А если нет - то оценка получается крайне низкая.
Уж, слава богу, русская поэзия XX века и на мысль, и на мелодику, и на образы богата! Есть же, с чем сравнивать! Хотя бы с приведенными здесь стихотворениями Цветкова или Гандельсмана.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

А ссылки на переводы Верлена у меня, кажется, есть на его страничке. Но мне они художественно значительными не показались. Все же Верлен прежде всего музыкален. А силлабика в русском варианте уничтожает как раз мелодию.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

силабическое значит что в рассчет принимается только количество слогов - другое дело что конкретные национальные традиции действительно почти всегда ( даже практически не почти :-) )  такие как написала Мамата но это факт исторический или историко-литературный или еще что-то в этом роде а не непроложное правило
Силабический стих в своей структуре имеет силабическую меру (и часто фиксированные словоразделы ) и это его внутреннее устройство ( а не правила определенные традицией ) как устройство кристала и он ожидает соответствующей настройки читательского слуха - традиция "привыкает" читателя к тексту

обучает слух но по моему эти стихи не звучат как силабические хотя может быть число слогов у рифмующихся строчек одинаково а звучат как сбитые силабо-тонические потому что для поэзии существующей в
силаботонической традициии силабический стих (в смысле все стихотворение) не "должен" нести в себе густого вкрапления
форм силабо-тоники (при чем одного и того же размера) потомучто такие формы привычны и выхватываются слухом "прерагативно" - чутье силабической меры и так почти отстутсвующее в русской поэзии не "вдохновляется' - и силабически стих не слышен (imho)


Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Он не слышен, потому что сам Шервинский в предисловии упоминает о "ямбико-анапестическом метре". О какой силлабике может идти речь, если автор сам подчеркивает упорядоченность в строке: чередование сильных и слабых позиций хоть и нетрадиционно, но все-таки существует. А это, уж извините, признаки не силлабики, а тоники. И Питер прав: этот ритм мы сразу ловим, потому что к нему привыкли, он нам знаком. И как быть?
В том же "Сильвестре Щедрине" первая строка - 14 слогов, во второй - 12, в третьей - 13. О какой силлабике речь? Получается, если не чистый ямб или анапест, то все - силлабическое стихосложение, что ли? Тогда уж это больше на тактовик похоже)))
Впрочем, все это не суть важно - какая нам разница, как это названо, были бы стихи хорошие. О Пуассоне я помолчу лучше) А вот Шервинский мог бы и понравиться, если бы не постоянное чувство досады при чтении: то "скучающий бар" (откуда бар-то взялся?усеченная форма используется, по-моему, только во множественном числе, в отношении одного человека так не говорят по-русски). Опять -таки : "косясь на прихоти". Обгрызанный арбуз, конечно, вне конкуренции... Короче говоря, должна признать, что "к немногим", для которых эта поэзия и публикуется, я не принадлежу. И слава Богу)

Иклинг

"Пjчему сонет?" - вы спрашиваете
Вот у Бродского

                          Великий Гектор стрелами убит.
                          Его душа плывет по темным водам,
                          Шуршат кусты и гаснут облака,
                          вдали невнятно плачет Андромаха.
                          
                          Теперь печальным вечером Аякс
                          бредет в ручье прозрачном по колено,
                          а жизнь бежит из глаз его раскрытых
                          за Гектором, а теплая вода
                          уже по грудь, но мрак переполняет
                          бездонный взгляд сквозь волны и кустарник,
                          потом вода опять ему по пояс,
                          тяжелый меч, подхваченный потоком,
                          плывет вперед
                          и увлекает за собой Аякса.
                                                    1961

Это из ДВУХ СОНЕТОВ
Это ПЕРВЫЙ СОНЕТ

Я вот тоже как вы задавался вашим вопросом "ПАЧИМУ" - в смысле СОНЕТ

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Так у Бродского количество строк сонетное, и тематическая структура - тоже (теза, антитеза, синтез). Отличие от классического сонета только в распределении строк (границы трехстиший ритмически сбиты, смещены относительно "гармонического центра"). Здесь как раз все ясно.
В отличие от упомянутого господина, у которого строк гораздо больше 14, сонетная строфика не просматривается вообще (ни катренов тебе, ни терцет, даже в смещенном виде), я уж не говорю о рифмах и о соотношении структурных отрезков.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

не: теза антитеза синтез - где?
вы Иклинг будете покрывать Бродского при любых обстоятельствах
Это не сонет
:-)

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Строк - 14? Четырнадцать. Только границы строк сбиты.

inkling wrote:Строк -

inkling wrote:
Строк - 14? Четырнадцать. Только границы строк сбиты.

"Он мне так и говорит - такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему"

ноые переводы Верлена

По-моему, вся (во многом неоцененная!) прелесть силлабики состоит в ее вариативности, а не в формализме. Эти стихи звучат необычно для нашего слуха, но сегодня подобная характеристика скорее будет свидетельствовать о добродетели, чем о недостатке.....
Предлагаю Вашему вниманию новые переводы Поля Верлена!

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Вот я и хочу понять, зачем эта вариативность нужна? Чему, в данном случае, служит там, где "de la musique avant tout chose"? Думаю, силлабика вполне могла бы подойти для чисто религиозной поэзии, которой у нас сейчас просто нет. Но не только фоника, но и мелодика русского языка несколько иная, чем французского. Какая необходимость была экспериментировать здесь с силлабикой?
Есть очень хорошие строки, но они как раз укладываются в обычную схему.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Почему же? И насчет тезы и антитезы - все в порядке: первые четыре строки - Гектор, затем - Аякс, в итоге воды Леты и того ручья, в котором изначально брел Аякс - переплетаются, становятся одним, а смерть свершившаяся сливается со свершающейся на наших глазах. Все в норме. И ритмически куски читаются. Они только графически не те. Так что неправильный - но сонет.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

ну ладно

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

И что? ))

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

ну чё - теза антитеза синтез - святое дело

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Ну так а почему тогда это не сонет? ))
P. S. Есть, конечно, при формально правильном названии такой момент. но это как раз - грамотная литературно-поэтическая игра.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

ну Иклинг - вы что хотите от меня? :-)
Чтоб я бумагу грыз?
Вы меня победили!!!!
:-))


Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Нет-нет, бумага сейчас экологически не чистая. Так что не смейте! )))
А сонеты - они и хвостатые и всякие еще бывают. Но вот из 17 строк с последовательным делением на катрены - никогда )

ну не знаютеза

ну не знаю
теза антитеза синтез - и все дела
и все ваше никагда схлюпнется
:-)

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Нет, количество строк не схлюпнется никогда. Равно как и базовая строфическая композиция. Кстати, тематическая-то может и нарушаться. Но у Бродского как раз она выдержана, а строфическая смещена при правильном количестве строк.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

так об чем мы спорим
чисто формально это не сонет - сонеты бывают английские француские итальянские
все рифмованные - эти тезы антитезы синтезы определяются формально - строфически
устройством строфы
почему это можно считать сонетом вы мне объяснили - я понял эту "метафору"
но ее наверное можно "продлить"
14 строк так же "преодолимы" как и строфа
:-D

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Почему? Это не метафора. Прочтите стихотворение вслух - и вы эти строфы услышите.
Сонеты, строго говоря, бывают только итальянские или английские. С рядом зафиксированных модификаций.
Итальянский: 2 катрена, 2 терцета; английский - 3 катрена, 1 дистих. В последнем терцете или в дистихе может быть лишняя строка (хвост). А вот графическая разбивка на строфы совсем не обязательна. Сми. "Мадону" Пушкина, а также оригиналы шекспировских сонетов.
Но даже если отмести этот спорный вопрос, то сонет Бродского имеет хотя бы один четкий формальный признак. А сонеты Ж. Пуассона - ни одного.

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Питер с Инклинг спорят - третий не мешай)))

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

ну формально (чисто конкретно блин ) сонет - рифмованный
----------------------------
вам мало моего поражения - вы хотите отобрать от меня утешительную веточку
:-D

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Маматата, это еще почему? Вот уж вы в этом не хуже меня разбираетесь, а в некоторых вещах и лучше, поскольку я из поэзии надолго выпадала )))

еще раз о силлабике

Ю. А. Шичалин считает, что при рассмотрении современной русской силлабики нужно ввести понятие «ритмического тяготения». На встрече со студентами-классиками из МГУ Ю. А. формулировал это так:
«Размышляя о том, отчего мы плохо воспринимаем силлабические стихи 17-18 столетия, для себя определяю это так: мы не опознаем в них привычных для нас в стихах ритмических тяготений. В свое время австрийский композитор Арнольд Шёнберг стремился преодолеть тональное тяготение, ради чего изобрел двенадцатитоновую систему. Известно, что ? при всей теоретической возможности «серийной музыки» ? на практике, то есть в произведениях того же Шёнберга, например, привычные ладовые тяготения все равно остаются. На мой взгляд, в современных силлабических стихах совсем избежать «ритмических тяготений» привычной силлаботоники также не удастся; поэтому их нужно заранее просчитать, а лучше ? настроившись ? расслышать, и тогда отсчитанные слоги станут фоном, на котором будут пересекаться разнообразные ритмические тяготения. Слух постепенно разовьется, привыкнет к этому разнообразию и научится находить в нем красоту. И тогда мы сможем точнее и тоньше интерпретировать шедевры иноязычной силлабики, воспроизводя их на своем языке, а также естественным образом изливать поэтическое вдохновение в силлабических стихах.
Именно эти соображения и легли в основу опыта осмысления и написания силлабических двенадцатисложников с организующим словоразделом после шестого слова (который в редких случаях может нарушаться)».

иллюстрация к тезису

Пример силлабического стихотворения:

ЭКЗЕРСИС

Бесцельная игра предзакатных высот
над размахом полей захватывает свод,
едва сойдет жара долгих июльских дней:

стынет земля с утра, и туманы над ней
не умеют сокрыть желтизны ни в полях,
ни меж густой еще листвы на деревах.

Огромная луна обнаружила прыть,
даже солнца лучи ее не могут скрыть,
уже в краске стыда сходящего на нет.

Но не ночь нам еще, а вечер шлет привет,
приглашая пройти полумраком аллей
к бархатистой реке и раствориться в ней.

Но не хладных вод ток манит меня вперед:
я в полях растворюсь, где зияющий свод
без помех различим со дна реки иной.

Вот чьей во тьме ночной терзаясь глубиной,
я ? силясь вынырнуть и не сумев ? паду
и на самом дне дня вновь свой сон проведу.
(Ю.А. Шичалин)

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Идея, конечно, интересная, но на практике получается слабо. И не потому, что ритмические тяготения непривычны слуху - в поэзии делалось и делается множество подобных экспериментов; чего только стоил переход в начале пршлого столетия на дольник с регулярных размеров, супернеточные фонетически и столь же точные в смвсловом и мелодическом отношении рифмы Маяковского; о современной поэзии я даже не говорю - а потому что формы требует содержание, ощущение, переживание. своей. Единственно возможной. И если самого переживания нет - экспериментировать бесполезно.

ВЕРЛЕН

А про переводы Верлена Вы что думаете?

Ответ: А как вы относитесь к силлабическим сонетам?

Думаю, опять же, что воспроизведения "концевых" структур мало для того, чтобы отразить роль формы в очаровании произведения. Да, в Nevermore соблюден "трюк" с одинаковыми окончаниями всех строк в каждом четверостишии. Ну и что? По-*французски они изящны, создают изысканную рифмовку, а по -русски заставляют рифмовать неизвестно что (сне - мне, например). Ушло главное - здумчивая плаввность стиха, его внутренняя музыкальность. Силлабика, быть может, и соответствует стилю послания или псалма, где размышление разворачивается на глазах читателя. Верлену это подходит мало. Не говоря уже о том, что выбор лексики значит не меньше, чем выбор ритма. А в этих переводах он на уровне банальностей века 19-го.