курилка

Ответ: курилка

Уезжаю на две недели. Скорее всего не будет интернета по вечерам.  Так, что не ищите. 
Тогда буду много читать, приеду что-нибудь добавлю.

 

Ответ: курилка

Купил себе e-book. Теперь аж не знаю с чего начать =)

shybzd wrote:Купил

shybzd wrote:
Купил себе e-book. Теперь аж не знаю с чего начать =)

С приобретением :)
Я вот все никак не соберусь. Нет-нет, не шелест и запах бумажных страниц меня удерживают, а хрупкость "сосуда". :) Посмотрю, как знакомые трясутся - там не тронь, тут не брось - и все желание приобретать электронного друга отпадает. :)
А как вынужденная мера выбора цифрового формата (для сиюминутного ли или вечного и/или редкого, но недоступного в бумажном) - меня и ноут устраивает. Жду неубиваемого е-бука. :)

shybzd wrote:Купил

shybzd wrote:
Купил себе e-book. Теперь аж не знаю с чего начать =)

с льва толстого. Однозначно :-)

тринидад

тринидад wrote:
shybzd wrote:
Купил себе e-book. Теперь аж не знаю с чего начать =)

с льва толстого. Однозначно :-)


Лучше вот с этого:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/5086717/
Кстати, вполне себе ничего у них беседа получилось. :)

Ответ: курилка

/Жду неубиваемого е-бука. :)/
Аналогично ) После поломки двух предыдущих )

Ответ: курилка

//с льва толстого. Однозначно :-)
Спасибо большое )))))))
/Жду неубиваемого е-бука. :)/
Скорее дождетесь дешевого настолько, что будет пофиг.
Кстати сочувствую в России Кинделы не продают (официально), а так они даже дисплеи(!!!) меняют.

shybzd wrote://с льва

shybzd wrote:
//с льва толстого. Однозначно :-)
Спасибо большое )))))))

А Логинова перечитать?)

shybzd wrote://с льва

shybzd wrote:
//с льва толстого. Однозначно :-)
Спасибо большое )))))))
/Жду неубиваемого е-бука. :)/
Скорее дождетесь дешевого настолько, что будет пофиг.
Кстати сочувствую в России Кинделы не продают (официально), а так они даже дисплеи(!!!) меняют.

По поводу России не скажу, а у нас (в Беларуси) - уж не знаю насколько официально - продают. Это если кто-то хочет переплачивать, не заморачиваясь с доставкой напрямую. Хотя с "напрямую" тоже немало забот.
Жалоб на хрупкость киндлов не меньше, чем общих восторгов. Про удачные попытки, учитывая специфику "местности", замены дисплеев у киндлов (точнее, замены киндлов вообще) читала. Вот думаю, это фантастика по Логинову или рассказы для детей по Толстому?:)

Ответ: курилка

Перечитал уже :) У меня его самые значительные вещи на бумаге есть

хрупкость это одно авот дешевизна, другое)))

курилка

У меня  уже полгода и ничего.   И у отца, у дамы на работе примерно столько же. У них киндл.  

А ведь Новый год почти уже вот-вот... :)

Закупка впрок и заготовка дровен,
закупорка сосудов, банк солений -
с окочанений квашных по грибных,
мидорных маринад и огурчений
с укропостью, смородой и лавровым
венцом трудов закатных для иных

трудов и дней, холодных, зимогорских,
когда под новогодней заморозкой
немеет небо, и родная речь
слетает с языка плевком трескучим,
и матерью мы ближнему наскучим,
наскучившись, дабы тепло сберечь,

на сесте, прижимаясь, дабы дыба
мороза нас не схряла за спасибо,
и на угробы, грузные, как танк,
не выглядя из разузорных окон,
мы жарим тушку мразных треск и окунь
и открываем крышку наших банк.

И из-под крышк распахивает летом,
душок от тушк враз перебив при этом
и души нам растеребив притом
вспоминками о сладком летнем зное,
под огурец солёный и иное,
само под водку, горько пьёму ртом.

Какие крохотны солёныя опятки –
Иные менее младенческыя пятки,
сопливенькия, к зелену вину.
Как хороши, как свежи были грузди,
прилаженные к вашенской капузде,
пригложены к гранёну стаканý.

Чем Бог послал закусим удил пьянки.
Бог есть – не из машины, но из банки.
Не Бог весть что. Не устриц. Не омар.
Не черепах. Не лягушачий фуфель.
Не фуа-гра. Не осьминог. Не трюфель.

Что нашему еда, иным кошмар.

На пропитанье соками отечеств
довольно и капусств, и огуречеств,
консервативных отческих искусств.
Зимой мы начинаем вынимать их
из трёхлитрова скла и есть.

И, мать их,
как сладостны оне для росских уст!

/В. Строчков/

Ответ: курилка

как говорил один какой-то друг - подать это все сюда! в курилку :)

тринидад

тринидад wrote:
как говорил один какой-то друг - подать это все сюда! в курилку :)

Главное, чтобы пир желудка не закончился вот такой рефлексией духа :):

в зеркале

в стекле заматерелый дед
добычу молодую
в таверну тащит на обед
гляжу и негодую

топырит грудь слюнявит лесть
пиджак в разводах пятен
себе какому ни на есть
я сильно неприятен

и я себя который он
здесь липнет к женским детям
ловлю на том что возмущен
существованьем этим

уж лучше мне не быть вообще
до гробовой разлуки
чем ртом измазанным в борще
выть издавая звуки

напрасно старчеству почет
практиковали предки
когда из многих дыр течет
и в тыкве мысли редки

когда бы старец был не мной
добытчик этой дочки
я зренья может быть иной
придерживался б точки

но этот слишком уж знаком
его при всей осанке
держал бы строго под замком
на гречке и овсянке

/Цветков/

P.S. Кстати, это с того виртуального сборника Цветкова, что он на радость публике выложил одним файлом.

Ответ: курилка

К засольно-новогодней оде Строчкова и геронтологическому откровению Цветкова присоединяется еще одна наша добрая знакомая - Татьяна Толстая со своим Плачем о солёном огурце.
Ей как-то удалось приладить огурец к высокой думе о судьбах родины. Все равно как у Иеремии Строчкова:
Как хороши, как свежи были грузди,
прилаженные к вашенской капузде...

Произведение называется Карна и Желя
вот апофеозный кусочек:
Какую роль мне предлагалось сыграть? Когда я добралась до дому и распаковала покупки, соленых огурцов опять не было.
Нигде.
В принципе, тут не так далеко есть Псково-Печерский монастырь, можно было бы туда быстренько съездить поклониться. Но до Нового года не обернусь. Посмотрела "огурец" в гугле. "Евреи плакали, вспоминая о дынях и огурцах египетских (Чис. XI, 5)." Не то. Мне нужна славянская мифология. Огурца не нашла. Нашла только Карну и Желю. Славяне, похоже, по огурцам не горевали. Карна и Желя в совокупности, на слух, дают холодец.

Продолжая гастрономическую рефлексию :)

НЕВИДИМЫЕ МИРУ СЛЁЗЫ

— Теперь, господа особы, недурно бы поужинать, — сказал воинский начальник Ребротесов, высокий и тонкий, как телеграфный столб, подполковник, выходя с компанией в одну тёмную августовскую ночь из клуба. — В хороших городах, в Саратове, например, в клубах всегда ужин получить можно, а у нас, в нашем вонючем Червянске, кроме водки да чая с мулами, ни бельмеса не получишь. Хуже нет ничего, ежели ты выпивши и закусить нечем!
— Да, недурно бы теперь что-нибудь этакое... — согласился инспектор духовного училища Иван Иваныч Двоеточиев, кутаясь от ветра в рыженькое пальто. — Сейчас два часа и трактиры заперты, а недурно бы этак селёдочку... грибочков, что ли... или чего-нибудь вроде этакого, знаете...
Инспектор пошевелил в воздухе пальцами и изобразил на лице какое-то кушанье, вероятно очень вкусное, потому что все, глядевшие на лицо, облизнулись. Компания остановилась и начала думать. Думала-думала и ничего съедобного не выдумала. Пришлось ограничиться одними только мечтаниями.
— Важную я вчера у Голопесова индейку ел! — вздохнул помощник исправника Пружина-Пружинский. — Между прочим... вы были, господа, когда-нибудь в Варшаве? Там этак делают... Берут карасей обыкновенных, ещё живых... животрепещущих, и в молоко... День в молоке они, сволочи, поплавают, и потом как их в сметане на скворчащей сковороде изжарят, так потом, братец ты мой, не надо твоих ананасов! Ей-богу... Особливо, ежели рюмку выпьешь, другую. Ешь и не чувствуешь... в каком-то забытьи... от аромата одного умрёшь!..
— И ежели с просоленными огурчиками... — добавил Ребротесов тоном сердечного участия. — Когда мы в Польше стояли, так, бывало, пельменей этих зараз штук двести в себя вопрёшь... Наложишь их полную тарелку, поперчишь, укропцем с петрушкой посыплешь и... нет слов выразить!
Ребротесов вдруг остановился и задумался. Ему вспомнилась стерляжья уха, которую он ел в 1856 году в Троицкой лавре. Память об этой ухе была так вкусна, что воинский начальник почувствовал вдруг запах рыбы, бессознательно пожевал и не заметил, как в калоши его набралась грязь.
— Нет, не могу! — сказал он. — Не могу дольше терпеть! Пойду к себе и удовлетворюсь. Вот что, господа, пойдёмте-ка и вы ко мне! Ей-богу! Выпьем по рюмочке, закусим чем бог послал. Огурчика, колбаски... самоварчик изобразим... А? Закусим, про холеру поговорим, старину вспомним... Жена спит, но мы её и будить не станем... потихоньку... Пойдёмте!
Восторг, с которым было принято это приглашение, не нуждается в описании. Скажу только, что никогда в другое время Ребротесов не имел столько доброжелателей, как в эту ночь.
— Я тебе уши оборву! — сказал воинский начальник денщику, вводя гостей в тёмную переднюю. — Тысячу раз говорил тебе, мерзавцу, чтобы, когда спишь в передней, всегда курил благовонной бумажкой! Поди, дурак, самовар поставь и скажи Ирине, чтобы она тово... принесла из погреба огурцов и редьки... Да почисть селёдочку... Луку в неё покроши зелёного да укропцем посыплешь этак... знаешь, и картошки кружочками нарежешь... И свёклы тоже... Всё это уксусом и маслом, знаешь, и горчицы туда... Перцем сверху поперчишь... Гарнир, одним словом... Понимаешь?
Ребротесов пошевелил пальцами, изображая смешение, и мимикой добавил к гарниру то, чего не мог добавить в словах... Гости сняли калоши и вошли в тёмный зал. Хозяин чиркнул спичкой, навонял серой и осветил стены, украшенные премиями «Нивы», видами Венеции и портретами писателя Лажечникова и какого-то генерала с очень удивлёнными глазами.
— Мы сейчас... — зашептал хозяин, тихо поднимая крылья у стола. — Соберу вот на стол и сядем... Маша моя что-то больна сегодня. Уж вы извините... Женское что-то... Доктор Гусин говорит, что это от постной пищи... Очень может быть! «Душенька, говорю, дело ведь не в пище! Не то, что в уста, а то, что из уст, говорю... Постное, говорю, ты кушаешь, а раздражаешься по-прежнему... Чем плоть свою удручать, ты лучше, говорю, не огорчайся, не произноси слов...» И слушать не хочет! «С детства, говорит, мы приучены».
Вошёл денщик и, вытянувши шею, прошептал что-то хозяину на ухо. Ребротесов пошевелил бровями...
— М-да... — промычал он. — Гм... тэк-с... Это, впрочем, пустяки... Я сейчас, в одну минуту... Маша, знаете ли, погреб и шкафы заперла от прислуги и ключи к себе взяла. Надо пойти взять...
Ребротесов поднялся на цыпочки, тихо отворил дверь и пошёл к жене... Жена его спала.
— Машенька! — сказал он, осторожно приблизившись к кровати. — Проспись, Машуня, на секундочку!
— Кто? Это ты? Чего тебе?
— Я, Машенька, относительно вот чего... Дай, ангелочек, ключи и не беспокойся... Спи себе... Я сам с ними похлопочу... Дам им по огурчику и больше расходовать ничего не буду... Побей меня бог. Двоеточиев, знаешь, Пружина-Пружинский и ещё некоторые... Прекрасные все люди... уважаемые обществом... Пружинский даже Владимира четвёртой степени имеет... Он уважает тебя так...
— Ты где это нализался?
— Ну, вот ты уже и сердишься... Какая ты, право... Дам им по огурчику, вот и всё... И уйдут... Я сам распоряжусь, а тебя и не побеспокоим... Лежи себе, куколка... Ну, как твоё здоровье? Был Гусин без меня? Даже вот ручку поцелую... И гости все уважают тебя так... Двоеточиев религиозный человек, знаешь... Пружина, казначей тоже. Все относятся к тебе так... «Марья, говорят, Петровна — это, говорят, не женщина, а нечто, говорят, неудобопонятное... Светило нашего уезда».
— Ложись! Будет тебе городить! Налижется там в клубе со своими шалаберниками, а потом и бурлит всю ночь! Постыдился бы! Детей имеешь!
— Я... детей имею, но ты не раздражайся, Манечка... не огорчайся... Я тебя ценю и люблю... И детей, бог даст, пристрою. Митю, вот, в гимназию повезу... Тем более, что я их не могу прогнать... Неловко... Зашли за мной и попросили есть. «Дайте, говорят, нам поесть»... Двоеточиев, Пружина-Пружинский... милые такие люди... Сочувствуют тебе, ценят. По огурчику дать им, по рюмке и... пусть себе с богом... Я сам распоряжусь...
— Вот наказание! Ошалел ты, что ли? Какие гости в этакую пору? Постыдились бы они, черти рваные, по ночам людей беспокоить! Где это видано, чтоб ночью в гости ходили?.. Трактир им здесь, что ли? Дура буду, ежели ключи дам! Пусть проспятся, а завтра и приходят!
— Гм... Так бы и сказала... И унижаться бы перед тобой не стал... Выходит, значит, что ты мне не подруга жизни, не утешительница своего мужа, как сказано в Писании, а... неприлично выразиться... Змеёй была, змея и есть...
— А-а... так ты ещё ругаться, язва?
Супруга приподнялась и... воинский начальник почесал щеку и продолжал:
— Мерси... Правду раз читал я в одном журнале: «В людях ангел — не жена, дома с мужем — сатана»... Истинная правда... Сатаной была, сатана и есть...
— На же тебе!
— Дерись, дерись... Бей единственного мужа! Ну, на коленях прошу... Умоляю... Манечка!.. Прости ты меня!.. Дай ключи! Манечка! Ангел! Лютое существо, не срами ты меня перед обществом! Варварка ты моя, до каких же пор ты будешь меня мучить? Дерись... Бей... Мерси... Умоляю, наконец!
Долго беседовали таким образом супруги... Ребротесов становился на колени, два раза плакал, бранился, то и дело почёсывал щеку... Кончилось тем, что супруга поднялась, плюнула и сказала:
— Вижу, что конца не будет моим мучениям! Подай со стула моё платье, махамет!
Ребротесов бережно подал ей платье и, поправив свою причёску, пошёл к гостям. Гости стояли перед изображением генерала, глядели на его удивлённые глаза и решали вопрос: кто старше — генерал или писатель Лажечников? Двоеточиев держал сторону Лажечникова, напирая на бессмертие, Пружинский же говорил:
— Писатель-то он, положим, хороший, спору нет... и смешно пишет и жалостно, а отправь-ка его на войну, так он там и с ротой не справится; а генералу хоть целый корпус давай, так ничего...
— Моя Маша сейчас... — перебил спор вошедший хозяин. — Сию минуту...
— Мы вас беспокоим, право... Фёдор Акимыч, что это у вас со щекой? Батюшка, да у вас и под глазом синяк! Где это вы угостились?
— Щека? Где щека? — сконфузился хозяин. — Ах, да! Подкрадываюсь я сейчас к Манечке, хочу её испугать, да как стукнусь в потёмках о кровать! Ха-ха... Но вот и Манечка... Какая ты у меня растрёпе, Манюня! Чистая Луиза Мишель!
В зал вошла Марья Петровна, растрёпанная, сонная, но сияющая и весёлая.
— Вот это мило с вашей стороны, что зашли! — заговорила она. — Если днём не ходите, то спасибо мужу, что хоть ночью затащил. Сплю сейчас и слышу голоса... «Кто бы это мог быть?» — думаю... Федя велел мне лежать, не выходить, ну, а я не вытерпела...
Супруга сбегала в кухню, и ужин начался...
— Хорошо быть женатым! — вздыхал Пружина-Пружинский, выходя через час с компанией из дома воинского начальника. — И ешь, когда хочешь, и пьёшь, когда захочется... Знаешь, что есть существо, которое тебя любит... И на фортепьянах сыграет что-нибудь эдакое... Счастлив Ребротесов!
Двоеточиев молчал. Он вздыхал и думал. Придя домой и раздеваясь, он так громко вздыхал, что разбудил свою жену.
— Не стучи сапогами, жёрнов! — сказала жена. — Спать не даёшь! Налижется в клубе, а потом и шумит, образина!
— Только и знаешь, что бранишься! — вздохнул инспектор. — А поглядела бы ты, как Ребротесовы живут! Господи, как живут! Глядишь на них и плакать хочется от чувств. Один только я такой несчастный, что ты у меня Ягой на свет уродилась. Подвинься!
Инспектор укрылся одеялом и, жалуясь мысленно на свою судьбу, уснул.

/Чехов/

P.S. Об Антоне Палыче вспомнила не случайно, а наткнувшись на статейку "За что запад любит Чехова" (Б. Парамонов и А. Генис)
Цитата оттуда:
"Неправда, что у него ничего не происходит. Просто то, что происходит, ничего не меняет."

Ответ: курилка

к сожалению, не могу прочесть Вашу статью. Поэтому продолжаю на обум лазаря. Если мимо, телеграфируйте, немедля перейдем к курению сигар :)

На смерть теософки
Александр Введенский

какое утро ночь темница
в траве лежала заграница
стояла полночь а над нею
вился туман земли темнее
летали птицы чоботы
и поднимали солёные хоботы
тогда на ветке в русских сапогах
стоит сердечнейший монах
в пяти шагах
я видел временный поток
где травы думают вдвоём
я видел сумасбродку Соню
она платку благодаря
дала мне сон богатыря
и я лежал немой как соня
и я глядел в окно смешное
и в трёх шагах
гулял один иеромонах
я думаю вот добрый вечер
кафтан пустой кому перечить
лишь полки пальмами висят
да в уголках бобы свистят
они себе ломают шляпу
они стучат в больные лапы
медведи волки тигры звери
еноты бабушки и двери
наставница скажу я тихо
обои потеревши лихо
обедают псалмы по-шведски
а в окнах разные челны
благовонный воздух светский
станет родственник волны
тогда ко мне бегут сажают
на скрипке песням ужасают
а он смеюсь а он боюсь
мамаша с ним колечком бьюсь
прошли два года как листва
да в уголках бобы свистят
тогда одевшись кораблём
он рассуждает королём
и неподвижный яблок ест
на седалище прежних мест
как скворец мы поём
нивы хижины всё поймём
а если зря лежишь в горячке
как бы коран как бы коран
блюдите детство на карачках
так в кипятке шипит кора
я поднял свой голос сонный
он сказал это всё сионы
иерусалимы хижины франции
где циклопы и померанцы
я хотел вступить с ней в брак
но пришлось поехать в барак
в боку завёлся червяк
оказалось он был мертвяк
на шляпе выросло перо
друзья вон поезд выбегает на перрон
осыпан снежною судьбой
заняться хочет молотьбой
поля прелестные кругом
наставница читала каблуком
и поднимая ввысь глаза
ей с неба падала лоза
она уже читалась вся
лишь полки пальмами висят
я спал как Боже мой уха
я видел день течёт затейливо
во сне носилась чепуха
и всё кругом насмешливо
пред смертью улыбалось вежливо
доставши бабушкин цилиндр
и кофту бумазейну
молил я Бога исцели
трещотками брели музеи
ему давали скипидар
горчишники с тремасом
и он как бы поэт Пиндар
давился пышным квасом
улыбались ночи расам
бабкою на сундуке
с незабудкою в руке
что за ночи просто ночь
не улыбки бестолочь
он тогда опять заснул
и в париж прилетел
но проснулся на столе
между прочих блюд и дел
и доставши воротник
отвинтил бумажку
чтоб монах стоявший вник
и прочёл ромашку
а в бумажке написал
это деньги я сказал

Эпиграфом к этому стихотворению Томас Венцлова дал знаменитое:

Люди, львы, орлы и куропатки…

при этом обозвал Чехова первым обэриутом. или что-то типа того, напрочь опровергая его "реализм". Тоже какая-то статья была. забыла, что за статья.

Ответ: курилка

Дочитал сегодня "Ложную слепоту" Питера Уотса.
настоящая НФ все еще существует :) Даже в 2006-м году.
Пенелопа, настоятельно рекомендую.
Буду джелать страничку.

Ответ: курилка

Даже интересно стало! ))

Ответ: курилка

А вот вам, не знаю чтоит ли рекомендовать :)
В отзывах мнения о "художественной составляющей" разделяются диаметрально.
Хотя сама идея романа, ее пафос и вас наверняка заинтересует. Там о разуме и сознании.

Ответ: курилка

Мне? Посмотрим ) Во всяком случае, будет еще один предмет для разговора о нашем любимом предмете ))

Ответ: курилка

Ну, насчет художественности, я честно говоря сам не определился. Как и с оценкой в принципе.
Что идеи интересные - безусловно.
Автор морской биолог.
И кстати в конце книги дает обширное послесловие со сносками где, как и у кого какие идеи почерпнул. Сносок 144 :)
Общество интересно изображено, персонажи. Правда концовку не до конца понял, но это не очень страшно.
Короче сделаю страничку, а там увидите.

Ответ: курилка

Всех пергамчан и пергамчанок с Новым Годом! )))

Ответ: курилка

Шибзд, ты в Киеве не планируешь быть? Если будешь, маякни хоть, может, свидимся ;)

Ответ: курилка

Всем счаться и успешных начинаний в новом году!!! 

Ответ: курилка

Спасибо за поздравления! Всех С Новым Годом!!! Счестья. удачи и побольше хорошиъ книжек.

как же ж так?

А как так получилось, что под моим ником сегодня отредактирована страничка "Безумный день, или женитьба Фигаро"? Не было с моей стороны рукоприкладства.

Ответ: как же ж так?

Это мое рукоприкладство. Добавляю метатеги для поисковой оптимизации. В принципе нужно каждую страницу обработать неспеша. А так, страницы без изменений.

Ответ: Ответ: как же ж так?

Ничего не поняла, но, как говорит мой папенька, "тада ладно."

есть кто живой?
есть кто живой?
маматата

маматата wrote:
есть кто живой?
Да похоже - никого... Форум вымирает потихоньку. А жаль. Когда уходил, то думал, что тут, наоборот, все разрастется. Мы вроде как неплохую базу совместными усилиями создали. Куда все подевались? Где Шибзд? Женился что ли? )) Куда пропал Лок, Бенефактор и т.д.? Короче, всем почему-то надоело тут находиться. А ведь раньше так здорово все начиналось. Вообще приятно вспомнить те времена. Да, мы тут ссорились частенько по поводу и без. Но в целом, конечно, было интересно...  

А как же ж!!!8-)))
А как же ж!!!8-)))
тринидад вроде
тринидад вроде недавно была, инклинг вчера видела. А как Шибзд, о нем что-нибудь известно? 
Заходил не так
Заходил не так давно. Перед самым началом всей этой украинской заварухи. Даже поспорили чуток почти о политике 8-)).