На смерть Иосифа Бродского

Из цикла 
«НА СМЕРТЬ ИОСИФА БРОДСКОГО» 

Он лежал без движенья, у двери, ничком и в очках.
Друзья говорят, не ложился, мол, ночью работал. 

С лицом не Орфея, а больше еврея-врача 
Он лежал, о движенье нимало уже не заботясь. 
Не Орфей двуязыкий, не Нобель, а больше Эней,
Сердцеед-основатель, а если точнее, Вергилий, 
Гид по мертвому царству, по дольнему царству теней, 
Тех, что в зимнем Стокгольме его, говорят, окружили. 
Хорошо египтянам, у них все идешь и идешь, 
И у жизни и смерти у них ни конца, ни предела. 
Все, что нужно для жизни и смерти, с собою берешь, - 
Нессесер, словари и перо, чтобы темень редела. 

31 янв. – 2 февр. 96

Информация о произведении
Дата создания: 
1996
История создания: