Ружья, микробы и сталь

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Джаред Даймонд

Опираясь на данные географии, ботаники, зоологии, микробиологии, лингвистики и других наук, Даймонд показывает, что неравномерное развитие разных человеческих обществ в разных частях света — не случайность и не результат расового превосходства одних над другими, а закономерность, обусловленная климатом, наличием пригодных для одомашнивания животных и множеством других факторов. К примеру, испанцы, колонизировавшие Америку, были во многом обязаны успехом завоевания  привезенным с собой европейским болезням: аборигены не имели от них иммунитета. Болезни же, в свою очередь, были заимствованы европейцами от домашнего скота. Таким образом, история цивилизации и нынешний расклад политических сил уходят своими корнями в далекую дописьменную эпоху. В книге, которую автор кратко характеризует как «краткую историю всех людей за последние 13 тысяч лет», Даймонд исправляет традиционную несправедливость исторической науки, уделяющей непропорционально много внимания европейцам в ущерб другим народам, а относительно короткому историческому периоду существования письменности — в ущерб несравнимо более долгому пути развития цивилизации.

В 1997 году книга получила Пулитцеровскую премию и  Britain's 1998 Rhone-Poulenc Science Book Prize.

карта появления производства еды
Джаред Даймонд, эволюционный биолог и географ, бестселлеры которого «Коллапс» и «Пушки, микробы и сталь» переводятся и на русский язык. Научное достижение — это не только достигнутое понимание, но еще и объяснение — по крайней мере образованной части общества — того, что мы поняли. Поэтому не надо заблуждаться: книги Даймонда — это вовсе не простенькая научно-популярная литература, они являются настоящим достижением. Можно и нужно соглашаться не со всем в этих работах. А вот читать это — совершенно необходимо.
Георгий Дерлугьян, профессор социологии, Университет Нордвестерн, г. Чикаго.

Полинезия
 Иногда наблюдательный «чужак» подмечает те странности, на которые давным-давно «замылился глаз» у «аборигенов». Именно это произошло и с Джаредом Даймондом (Jared Diamond) — орнитологом, сотрудником Эрнста Майра (Ernst Walter Mayr), одного из отцов-основателей СТЭ (синтетической теории эволюции). Даймонд провел многие годы в зоологических экспедициях на Новой Гвинее и островах Пацифики, где обратился к истории первобытных обществ
***
...взгляды создавшего новейший вариант этого самого географического детерминизма Даймонда — естествоиспытателя, профессионально разбирающегося в вопросах биогеографии и биологической эволюции, стали весьма популярны, а книга его удостоилась Пулитцеровской премии и сделалась мировым бестселлером
Суть концепции Даймонда в двух словах такова. Поворотным пунктом в истории человечества стал произошедший в послеледниковую эпоху переход к производству продовольствия (в привычных нам терминах — «переход от присваивающего хозяйства к производящему»), сиречь от охоты/собирательства к скотоводству/земледелию... На множестве примеров из истории межплеменных конфликтов, главным образом в Пацифике (этот раздел книги Даймонда мне лично показался наиболее интересным), автор убедительно демонстрирует, что охотники/собиратели не имеют ни малейшего шанса победить в столкновении с соседями, обзаведшимися уже такого рода «профессиональной армией»... Важно, что появление означенного излишка продовольствия создает в системе множество положительных обратных связей...При этом Даймонд не забывает опровергать некоторые глубоко укоренившиеся стереотипы...
***
Надо заметить, что биолога, ориентирующегося в зоогеографии, должны исходно насторожить некоторые географические построения Даймонда — ну, например, вышеприведенные его рассуждения об Африке. Вообще-то Афро-тропическая область изолирована от Голарктической ничуть не сильнее, чем Ориентальная (и объединяется с ними в составе Арктогеи). Сахара на протяжении большей части ее истории никакой пустыней не была (это не Атакама с Намибом и даже не Гоби) и серьезной преградой, соответственно, ни для чего не являлась: фрески Тассилии и крокодилы, обитавшие в речках нагорья Тибести еще в начале XX века, тому подтверждение. В любом случае, пустыня та прорезана не только степпинг-стоунами облесенных в недавнем прошлом нагорий (цепь Дафур — Эннеду -Тибести — Ахаггар), но и сквозным «коридором» долины Нила; дальше же к югу начинается Абиссинское нагорье и тянущиеся далеко за экватор меридионально ориентированные горы Восточной Африки, являющиеся таким же «коридором» сквозь зону влажных тропических лесов (именно этим путем многочисленные средиземноморские фаунистические элементы достигают Южной Африки).
То же относится и к Новому Свету.
***
Даймондовский «принцип Анны Карениной» (сам по себе вполне правильный) необходимо дополнить. ну, назовем его так: "принципом советского автопрома"... Применительно к нашей проблеме: целый ряд животных, судя по всему, не был одомашнен не потому, что этого сделать нельзя, а потому, что уже имелся в наличии аналог, лучший по качеству; но вот если выбирать не из чего — тут уже начинается совсем другой разговор...
И если мы начнем разбирать ситуацию с цивилизациями Нового Света, без «принципа советского автопрома» никак не обойтись
...
На самом деле американская ситуация выглядит не столь плачевно
...
Кстати, любопытно: про возможность снимать в тропиках, в том числе в Америке, по нескольку урожаев в год географический детерминист (так?..) Даймонд умудряется не упомянуть в своей 700-стра-ничной книге строго ни разу! Так что теории теориями, а по факту-то Ацтекская империя с ее многомиллионным населением (от 5-6 до 12-15, по разным оценкам) была одним из самых густонаселенных государств, а четвертьмиллионный Те-ночтитлан — одним из крупнейших городов тогдашнего мира.

Ситуация с домашними животными в Новом Свете и вправду смотрится намного хуже Евразийской, однако набор потенциально пригодных для доместикации видов всё же не исчерпывается ламой, морской свинкой, индейкой и мускусной уткой.
*** Так что же выходит — в действительности при той «первой раздаче» аборигенам Нового Света карты пришли если и похуже, чем евразийцам, то совсем ненамного?.. Не совсем так. Я ведь вполне сознательно говорю всё время о «Евразии» и «двух Америках» как о чем-то едином; но для Евразии такое единство (обеспечиваемое межрегиональными обменами) было актуальным, а для «двух Америк» -сугубо потенциальным! Ну, вот не сложилась в Новом Свете практика межрегиональных обменов, и картофель с ламами так и не попали в Мезоамерику, а мезоаме-риканская аквакультура — на Ти-тикаку
...
Вот это, собственно, и есть главная претензия, которую следует предъявить Даймонду. Исходная идея автора (что неолитический переход к производящему хозяйству есть автокаталитический процесс, критически зависимый от исходного набора потенциальных доместикатов) кажется вполне здравой. Автор, однако, на этом не останавливается и пытается доказать, что тот набор доместикатов предопределяет весь дальнейший ход исторического процесса, как пишут в Интернете, «чуть более, чем полностью». Ну, вроде как прежде у нас вся история «чуть более, чем полностью», сводилась к «производительным силам и производственным отношениям»... Притом, что и «производительные силы с производственными отношениями», и «исходный набор потенциальных доместикатов» — штука чрезвычайно важная, кто бы спорил.
Отрывки из рецензии Кирила  Еськова. Карандашные пометки биолога на полях книги Джареда Даймонда «Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ
плодородный полумесец
Книга написана блестящим, ясным и лаконичным языком и обращена к самой широкой публике. Даймонд не только дает статистические данные и аналитические выкладки, но блестяще рассказывает истории. В сочетании с оригинальной научной гипотезой, лежащей в основании текста, все это делает «Ружья, микробы и сталь» настоящим бестселлером, способным одновременно развлечь, информировать и заставить читателя размышлять и сомневаться. Все — здесь и сразу. Не удивительно, что книга Даймонда собрала всевозможные премии, включая Пулитцеровскую (1998) и в течение уже более десяти лет остается одной из самых читаемых книг в англоязычном мире. Представьте себе смесь романа Жюля Верна с Советской детской энциклопедией, настоянную на актуальном содержании современной антропологии, этногенетики, эволюционной биологии, археологии и лингвистики, скрепленную целостностью авторского замысла. Вы получите «Ружья, микробы и сталь» Джареда Даймонда.
Безусловно, в построениях Даймонда есть множество слабых мест. Как отмечают его критики, они в основном касаются событий последних 500 лет, которые Даймонд объясняет крайне бегло, игнорируя весь массив литературы по таким предметам как, например, империализм или постколониализм. В частности, он берется рассуждать о причинах отставания Китая по сравнению с Западной Европой после XV века, обосновывая ее через географические различия (гомогенность Китая, разнообразие Европы), которые, якобы, стали причиной политической конкуренции в Европе, которая в свою очередь позволила инноваторам продавать свои услуги разным клиентам (пример Колумба). Такое наивное перенесение метода на новую область исследования может вызвать лишь усмешку. Все-таки Даймонд остается ученым-естественником, склонным к смелым генерализациям в сфере социальных исследований, так что его критика как «географического детерминиста», по-видимому, во многом оправдана. Но, как принято говорить среди ученых людей, все это не является недостатком работы, а является лишь обратной стороной широты и смелости авторского замысла.
Отрывок из рецензии Кирила Мартынова с сайта элементы
 

Отмечу лишь один минус, но достаточно серьёзный. Читать книгу тяжело - более половины текста - это повторения, очевидные пояснения и совсем уж смешные упрощения. Огромные объёмы пустого текста, предназначенные для разъяснения тематики даже малолетнему ребёнку - бич современной научно-популярной литературы, в особенности - американской. В итоге, чтение превращается в эдакий золотой промысел - поиск среди воды повторений самородков новой информации.
После половины (а то и раньше) хочется попросту забросить книгу - создаётся впечатление, что ничего нового в автор уже не расскажет. Не стоит поддаваться! у автора припасено ещё немало свежего, интересного и интригующего. Приятного вам чтения.

из рецензии msan с сайте LiveLib
 

 

Информация о произведении
Полное название: 
Ружья, микробы и сталь: Судьбы человеческих обществ, Guns, Germs, and Steel: The Fates of Human Societies
Дата создания: 
1997
История создания: 

 Комплексное исследование географических, культурных, экологических и технологические факторов,
приведших к доминированию западной цивилизации во всем мире.  Значительная часть книги посвящена полинезийским народам. Повод  к написанию книги послужил заданный в 1972  знакомым автора полинезийцем  «Почему вы, белые, накопили столько карго и привезли его на Новую Гвинею, а у нас, черных, своего карго было так мало?»
Основные идеи автора получили развитие в книге «Коллапс: почему одни общества выживают, а другие умирают»

Ружья, микробы и сталь

Книга очень интересная. Написано живо, хотя и с повторами, что несколько раздражает. Мне интереснее всего было читать про Новую Гвинею и завоеваение империи инков, но и сам процесс одомашевания - оченть интересен. О современности там написаны спорные вещи, но современности больше в продолжении   "Коллапс"