Александрийские песни

Средняя оценка: 8.5 (4 votes)
Полное имя автора: 
Кузмин Михаил Алексеевич

Когда мне говорят: "Александрия",
я вижу белые стены дома,
небольшой сад с грядкой левкоев,
бледное солнце осеннего вечера
и слышу звуки далеких флейт.

Когда мне говорят: "Александрия",
я вижу звезды над стихающим городом,
пьяных матросов в темных кварталах,
танцовщицу, пляшущую "осу",
и слышу звук тамбурина и крики ссоры.

Когда мне говорят: "Александрия",
я вижу бледно-багровый закат над зеленым морем,
мохнатые мигающие звезды
и светлые серые глаза под густыми бровями,
которые я вижу и тогда,
когда не говорят мне: "Александрия!"

/М. Кузмин/

Самый лиричный цикл Кузмина, где изысканно-манерная стилизация "Сетей" превращается в свою противоположность, доходя до высшей - песенной простоты. Мистицизмом попахивает только полный и безусловный перенос во времени, что правильно отметил Волошин, сделав из этого довольно абсурдные выводы. Аромат не Фаюма, но Менандра и Апулея, странным образом перекликающийся с древней египетской лирикой. Дань моде, отразившая неподдельное чувство.

Современники о "Песнях"

В Египте преломленная Эллада,
Садов нездешних роза и жасмин...
Запали в глубь внимательного взгляда,
/К. Бальмонт/

Когда видишь Кузмина в первый раз, то хочется спросить его: "Скажите откровенно, сколько вам лет?" - но не решаешься, боясь получить в ответ: "Две тысячи".
/М. Волошин/

Кузмин не останавливается на стилизации, он сам чувствует, что вносит в позу дэнди всю наивность молодого "расы" и спешит к мистицизму - истинному воплощению славянской души. И отдел Александрийских песен дает нам жизнь в высшем плане. Воистину не позади, но впереди нас его Александрия.
/Н. Гумилев/


Музыка "Александрийских песен"

После того как мы познакомились у Вячеслава Иванова, я стал встречать Михаила Алексеевича и на воскресеньях у

Федора Сологуба. Время от времени навещал он и меня, но особенной близости между нами не было, и в кругу его ближайших друзей мне появляться не случалось. Письма ко мне Кузмин запечатывал то голубовато-зеленым, то лиловым сургучом с оттиском на нем головы Антиноя.
Образ последнего был, повидимому, связан у Кузмина с его "Александрийскими песнями"... Обычно он не просто декламировал эти песни, но пел их, аккомпанируя себе на фортепиано. И при пении Михаила Алексеевича в воображении слушателей вставал весенний пейзаж цветущих садов нильской долины, белыя стены маленьких домиков, крики погонщиков и детей, продающих цветы, воркование голубей, смех и плеск купающихся женщин, звуки тамбуринов в узких улицах порта и веселый праздник воскресения Адониса...

/А. Кондратьев. Из литературных воспоминаний/

______________________________________________________________
Цикл романсов, муз. М. Кузмина, также здесь:
- Первая тетрадь;
- Вторая тетрадь.
Новая музыкальная версия - кантата О. Трунникова (партитура, 2008 год).

Информация о произведении
Полное название: 
Александрийские песни
Дата создания: 
1906 - 1908
История создания: 

Четвертый цикл вышедшего в 1908 году в "Скорпионе" сборника "Сети". Ранее публиковался в журнале В. Брюсова "Весы", отдельным изданием выходит

в издательстве "Прометей" в 1919 году.
Посвящение Николаю Феофилактову, художнику, автору обложки первого сборника.
_______________________________________________________________________________

Появление  первой  публикации  части  "Александрийских  песен"  вызвало интерес критики.  Наиболее  содержательный  отзыв  принадлежал  М.А.Волошину ("Русь". 1906, 22 декабря). Весьма интересен отклик Г. В. Чичерина в письме  к Кузмину от 16 мая 1906  г.:  "I  серия  Алекс<андрийских>  Песен  не  только "приемлется" мною, но я нахожу их наиболее зрелым,  уравновешенным,  ровным, компактным, стильным из всех
твоих  капитальных  циклов  или  произведений; одним словом, наиболее чисто художественным. Я их менее могу любить,  -  это менее кусок биографии, менее проповедь <...>, менее философское  откровение. Но как поэзия, художество, красота,  благоухание  -  это  наисовершеннейшее.
Jetzt haben wir eine Kunst < Сейчас мы имеем искусство - нем.>. Времена Года были отчасти Мусоргский; Калашников  и  Дух<овные>  Ст<ихи>  прислонялись  к народному эпосу; Шекспир прислонялся к  старым  балладам.  Алекс<андрийские> Песни - наиболее Кузмин le plus pur <наиболее чистый - фр.>, беспримесный. В них воскресают твои первейшие вдохновения и  соединяются  с  наипоследнейшею сложностью,  сжатостью,  выкидываньем  лишнего  и   слишком   материального, каркасностью, схематичностью одних только lignes determinantes <определяющих линий - фр.>. Начало II серии решительно интереснее всей I серии; так  ли  и дальше?"
(РГАЛИ; речь идет не только  о  поэтической,  но  и  о  музыкальной стороне цикла).
/Н. А. Богомолов, примечания к изданию "М. Кузмин. Стихотворения", 2000 г./

Браво!(наконец-т

Браво!
(наконец-то)