Энума Элиш

Средняя оценка: 6 (1 vote)
Полное имя автора: 
Анна Ахматова, Анна Андреевна Горенко

Ton epoux cour Ie monde, el ta forme etemelle Veille pres de lui quand il dort...*
Нет, не так - так не поймут. - Мы оба будем знать, что за дверью гибель, но другая сила возьмет верх даже над страхом, даже над жалостью, даже...

_________________________________________________________

Мы запретное вкусили знанье,
И в бездонных пропастях сознанья
Чем прозрачней, тем страшнее зданья
И уже сквозит последний час...

___________________________________________________________

Ты бредишь, ты всегда бредишь... И всего ужаснее, что твой бред всегда сбывается
/Наброски к драме "Энума Элиш"/

По "автоопределению" Ахматовой - гофманиана, неподвластная даже кисти Гойи. По ассоциативному ряду, да и по времени создания - ближайшая родственница также незавершенной "Поэмы без героя". Очень петербургская фантасмагория, созданная в далеком Ташкенте, под "рысьим" азиатским взглядом и несущая на себе отпечаток азиатской же фатальности.

_______________________________________

В шестидесятые годы Анна Андреевна была занята восстановлением своей пьесы, написанной в Ташкенте во время войны и сожженной в 1944 году. Пьеса называлась «Энума элиш» — первыми словами вавилонской мифологической поэмы о начале мироздания; Шилейко перевел их «Когда вверху» (у Ахматовой «Там вверху»). Анна Андреевна так мне рассказывала о том, как она ее написала. Она была больна тифом. Тяжелый период болезни кончился, и еще оставалась от бреда горячечность (я это хорошо знаю — сам тогда же и там же, в Ташкенте, болел тифом). И в этом как бы бреду, уже предвещавшем выздоровление, Ахматова увидела стену и грязные пятна на ней, что-то вроде плесени. За этими пятнами открылась главная сцена пьесы: судилище, на котором автора обвиняли во всех возможных и невозможных прегрешениях. Уже после того, как пьеса, увиденная в бреду, была ею записана, Ахматова сама почувствовала, что она в ней сама себе (в который раз! — дурные предсказанья всегда сбывались, как со стихами «Дай мне долгие годы недуга...») напророчествовала беду. И в испуге сожгла пьесу. Позднее убедилась, что предвиденья послетифозного бреда из пьесы сбылись.
Как вспоминалось потом и самой Ахматовой, и тем немногим ее ташкентским друзьям и знакомым, которым она успела прочесть пьесу, она была предвидением и литературным. До Ионеско и Беккета в ней была предвосхищена и суть, и сценическая форма театра абсурда. Абсурд сбывшихся бредовых видений начинал (хотя и очень медленно и постепенно) рассеиваться, и тогда за реальностью осуществившегося в жизни фантастического сюжета проступила художественная новизна пьесы. За древневосточным названием и мистериальной ее формой Ахматова увидела и то новое, что роднило ее с рождавшимся у нас на глазах и до нас доходившим новым европейским театром. Ей захотелось вернуть сгоревший почти за двадцать лет до того текст. Но и короткие свои стихи она почти никогда не помнила, а такой длинный текст тем более. А Надежда Яковлевна Мандельштам, Раневская и другие ташкентские слушательницы пьесы могли только удостоверить, что производимые Ахматовой опыты восстановления отдельных частей пьесы не имеют почти ничего общего с тем, что было написано в Ташкенте.

/Вяч. Иванов. Беседы с Анной Ахматовой/

Информация о произведении
Полное название: 
Энума элиш, Пролог, или сон во сне
Дата создания: 
1942 - 1966
История создания: 

Над трагедией, сочетающей в своей структуре поэзию с прозой и оставшейся незавершенной, Ахматова работала с перерывами с 1942 по 1966 г. При ее жизни были опубликованы стихотворные фрагменты: журн. "Новый мир". 1964. № 6. С. 172; Бег времени. 1965. С. 397 - 399.
Отрывки из "Пролога" ("Большая Исповедь") публиковались М.М. Кралиным в кн.: "День поэзии", М., 1979. С. 201-202; "Литературная Грузия". 1979. № 7. С. 91-92.
"Версии" реконструкции текста предложили М.М. Кралин (Искусство Ленинграда. 1989; №1. С, 12-35;БО 2. С. 259-312) и М.В. Толмачев (Вестник русского христианского движения. Париж; Нью-Йорк; М. 1994. № 170. С. 132-178).
Сохранились несистематизированные фрагменты черновых и беловых автографов - РНБ и РГАЛИ (РТ 103, 106,109,110, 111, 112).

____________________________

В «Списке утраченных произведений» (ГПБ) упоминается:  Драма Энума элиш, в 3-х частях: 1) На лестнице; 2) Пролог; 3) Под лестницей (сожжена 11 июля 1944 в Фонтанном Доме, написана в Ташкенте 1943-1944)». Более подробно (ЦГАЛИ): «Вместо предисловия. Когда после брюшного тифа в Ташкенте, в конце 1942 г., я вышла из больницы, все почему-то стало мне казаться родом драматического действия, и я написала Энума элиш. I-ое и III-е действия были совершенно готовы. Оставался «Пролог», т.е. II действие. Он должен был быть в стихах и представлял собою кусок пьесы героини Энума элиш — X. [...]». [...] Значительно позже, в начале 60-х годов, как сообщает поэтесса, «она вздумала возвращаться ко мне» (ЦГАЛИ). Ахматова пыталась восстановить или точнее — воссоздать утраченный текст. [...] Общее заглавие остается «Энума элиш», с которым конкурирует более понятное «Пролог, или Сон во сне», представляющее, в сущности, название средней, стихотворной части произведения — пьесы внутри пьесы. «Энума элиш» — древневавилонская теогоническая поэма (о сотворении мира и поколениях богов), которая, входила в новогодний праздничный ритуал. Заглавие (по первому стиху) обозначает «Когда вверху... (в переводе Ахматовой: "Там вверху...")».
/Комментарий В. Жирмунского к публикации стихотворных отрывков из Пролога/

Примечания к трагедии