Искусство при свете совести

Средняя оценка: 6.2 (5 votes)
Полное имя автора: 
Марина Ивановна Цветаева

— Вечные сны, бесследные чащи...
А сердце всё тише, а флейта всё слаще...
— Не думай, а следуй, не думай, а слушай.
А флейта всё слаще, а сердце всё глуше...

/М. Цветаева/
________________

Свою искусство-жизнь Цветаева играла предельно честно. Она не играла в искусство, она не умела этого, она им только жила. Если можно так сказать (вероятно, Цветаевой это понравилось бы), искусство играло ею. Глубокий и умный человек, она остро чувствовала и понимала всю тяжесть и всю последнюю ложь искусства <...> И ответственность за это знала <...> "Безответственность во всем, кроме игры". Так она и играла.

/Р. Гуль. Цветаева и ее проза/


М. И. Цветаева 1933 г. Б. Ф. Шаляпин

_________________

Трактат о поэзии, написанный языком самой поэзии и не случайно, наверное, превращенный редактором в заметки (хотя Цветаева этого и не простила): так отчетливее компрессия, виднее - суть, не сводимая к этическим или эстетическим положениям, к тезам и антитезам. Каждый кусочек - поэтическая максима, объем которой не сводится к объему слов и силлогизмов. Спорить - можно, не ощущать - нельзя.

ИСКУССТВО ПРИ СВЕТЕ СОВЕСТИ

«Искусство свято», «святое искусство» — как ни обще это место, есть же у него какой-то смысл, и один на тысячу думает же о том, что говорит, и говорит же то, что думает. К этому одному на тысячу, сознательно утверждающему святость искусства, и обращаюсь.
Что такое святость? Святость есть состояние, обратное греху, греха современность не знает, понятие грех современность замещает понятием вред. Стало быть, о святости искусства у атеиста и речи быть не может, он будет говорить либо о пользе искусства, либо о красоте искусства. Посему, настаиваю, речь моя обращена исключительно к тем, для кого — Бог — грех — святость — есть.
Если атеист заговорит о высоте искусства, речь моя, отчасти, будет относиться и к нему.

ЧТО ТАКОЕ ИСКУССТВО?
Искусство есть та же природа. Не ищите в нем других законов, кроме собственных (не самоволия художника, не существующего, а именно законов искусства). Может быть — искусство есть только ответвление природы (вид ее творчества). Достоверно: произведение искусства есть произведение природы, такое же рожденное, а не сотворенное. (А вся работа по осуществлению? Но земля тоже работает, французское «la terre en travail»2. А само рождение — не работа? О женском вынашивании и вынашивании художником своей вещи слишком часто упоминалось, чтобы на нем настаивать: все знают — и все верно знают.)
В чем же отличие художественного произведения от произведения природы, поэмы от дерева? Ни в чем. Какими путями труда и чуда, но оно есть. Есмь!
Значит, художник — земля, рождающая, и рождающая все. Во славу Божью? А пауки? (есть и в произведениях искусства). Не знаю, во славу чью, и думаю, что здесь вопрос не славы, а силы.
Свята ли природа? Нет. Грешна ли? Нет. Но если произведение искусства тоже произведение природы, почему же мы с поэмы спрашиваем, а с дерева — нет, в крайнем случае пожалеем — растет криво.
Потому что земля, рождающая, безответственна, а человек, творящий — ответственен. Потому что у земли, произращающей, одна воля: к произращению, у человека же должна быть воля к произращению доброго, которое он знает. (Показательно, что порочно только пресловутое «индивидуальное»: единоличное, порочного эпоса, как порочной природы, нет.)
Земля в раю яблока не ела, ел Адам. Не ела — не знает, ел — знает, а знает — отвечает. И поскольку художник — человек, а не чудище, одушевленный костяк, а не коралловый куст, — он за дело своих рук в ответе.
Итак, произведение искусства — то же произведение природы, но долженствующее быть просвещенным светом разума и совести. Тогда оно добру служит, как служит добру ручей, крутящий мельничное колесо. Но сказать о всяком произведении искусства — благо, то же, что сказать о всяком ручье — польза. Когда польза, а когда и вред, и насколько чаще — вред!
Благо, когда вы его (себя) возьмете в руки.
Нравственный закон в искусство привносится, но из ландскнехта, развращенного столькими господствами, выйдет ли когда-нибудь солдат правильной Армии? (читать дальше)


Сальвадор Дали. Противоречивый образ
Информация о произведении
Полное название: 
Искусство при свете совести
Дата создания: 
1932
История создания: 

Работа над трактатом - с осени 1931 года. Доклад прочитан на литературном вечере в париже 26 мая 1932 года. Впервые опубликовано — в журнале «Современные записки» (Париж. 1932. № 50; 1933. № 51).

"Соприть -

"Соприть - можно, не ощущать - нельзя"

о! весьма точно )


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

лично я сопрел уже на солдатах правильной армии )


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

benefactor, опечатки можно исправлять - всем дано ) А остальное - дело вкуса и восприятия )))

"И дело даже не

"И дело даже не в том, что человек не праведник. Дело в том, что праведник - не человек. Так, нечто среднее между инфузорией и вымыслом..."

это я про поэтесс)


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

А про поэтов? Они что - люди? )

Ответ: Искусство при свете совести

поэт живет как человек. а умирает как поэт
там же написано )


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

Ну, это кстарому нашему вопросу о несовместимости поэта с жизнью. Цветаева о том же, кстати, без деления по половому признаку )
/Моя воля и есть слух, не устать слушать, пока не услышишь, и не заносить ничего, чего не услышал. Не черного (в тщетных поисках исчерканного) листа, не белого листа бояться, а своего листа: самовольного. /
А вот это правда - поверх любых идей и эстетик. В сущности, то, чем литература от нелитературы отличается. И "поэзия" здесь - в широком смысле, как "словесность", как дочь свободы, "из тех, что слаще любви, привязанности, веры, креста, овала, /поскольку и до нашей эры существовала...". У Бродского - та же блистательная "бессовестность" и безвольная воля к слушанию.

Ответ: Искусство при свете совести

про самовольное, мне кажется, это одно из тех об'яснений, которые ничего не об'ясняют.
И вообще в трактате этом нет предмета, она -- талантливый поэт у нее трагическая судьба, разные траблы там, накопилось. Она изложила нечто в меру своего внутреннего пафоса и не опустившись ниже предопределенного ей художественного уровня. Но дальше общих мест по сути она не ушла, интересны только строки в которые она эти места облекла


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

и которые сложились в нормальный цветаевский "ах!"-текст: Сердце Вечности! Бог и Гений! Поэт и Воля! Всё в кучу и я на ней верхом жалкий медиатор в руках Стихий, в одной руке Перо в другой свечка и мне не страшен Слова Страшный Суд


p.s. Слава Америке

Да, именно так.А

Да, именно так.
А "самовольное" - как раз объясняет. Вот о чем вечно идет спор вокруг литературы? Должен ли писатель "задумывать" произведение, или это облечение в слова некоего бессловесного, логически и этически неосознанного видения? Как раз Цветаева это очень хорошо показывает на пушкинском отрывке: где у него "картина", стоявшая вживую перед глазами (пустыня, океан, чумной город), а где - "мораль сей басни", резонерский, "самовольный" вывод.
И судьба ее здесь ни при чем. Это - о процессе творчества.

Ответ: Искусство при свете совести

не об'ясняет поскольку 
невозможно оценивать произведение на основе того задумал его автор или увидел, не говоря уже о том что само различение этих понятий представляет значительную трудность.

вот кстати вспомнил тоже
Строго обозревая свою молодость, Толстой признавал, что «стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости» («Исповедь»). Любой серьезный писатель, положа руку на сердце, знает, что это так, что первые произведения не пишутся из духовных соображений или, во всяком случае, высокие соображения сильно подогреваются желанием славы и денег. 
критика http://www.ruthenia.ru/nemzer/debut.html


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

И тем не менее, вы их эмпирически всегда различаете. Формальная красивая фигура, оборот, метафора не вводят вас в заблуждение относительно общей художественной ценности произведения. Вы четко понимаете, где - от ума, а где - "услышано".
Что касается Толстого: одно другому не мешает. "Высокие соображения", как и "корыстолюбие и честолюбие" - это из области идей. Их можно реализовать сотней других способов ("тогда ему лучше идти в армию"). И если человек выбирает словесность и достигает в ней некой чисто художественной высоты - значит, это "его" способ, "услышанный". И к пластичности создаваемой картины идейные соображения имеют очень косвенное отношение. Во всяком случае, не мешают, как не мешает музыканту стремление к аплодисментам публики применять имеющийся у него слух.

Ответ: Искусство при свете совести

нет, я не различаю и цели такой не ставлю. и в принципе, я рад ввестись в заблуждение, если автору каким-то приемом удалось ввести меня в заблуждение относительно худ. ценности как вы говорите, то это определенное достижение с его стороны. 
Как это не мешает, если автор слушает радио из космоса, то он стенографирует его по-определению. Индуцировать передачу самостоятельно он не в силах и никакое корыстолюбие ему не поможет достичь соответствующего градуса художественности. А если поможет, то его "услышанный" способ не отличается от придуманного. В конце концов если нечто, например, искусство как таковое субстанционально, то оно либо вне тебя и тогда ты обязан его услышать, либо внутри и тогда ты можешь его придумать. Либо ты медиатор либо креатор


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

Мне кажется, речь все же не об этом несколько. ) А о том, насколько подключается при этом сознательное "целеполагание": я хочу описать вот это вот. Вот если вы не представляете себе, например, глокую куздру, то никакое конструирование, рассуждение и т. д. не поможет вам найти для нее единственно нужные слова, такие, чтобы она стала осязаемой для читателя. А если найдете - значит, вы ее уже "увидите" и "почувствуете" сами, кем бы она ни была - это может оставаться тайной и для вас самого. Если вы попытаетесь логически обяъснить, с чего она вдруг у вас возникла - не сможете, а видеть - будете. То есть, настоящее слово - это материализованное ощущение, будь оно космическое или только ваше. Но не материализованный силлогизм.
Так что и медиатор, и креатор одновременно! Вот этот фокус у Цветаевой, имхо, и уловлен.

Ответ: Искусство при свете совести

Медиатор явлений (сущего) и креатор их смыслов. А часто бывает наоборот :))

Ответ: Искусство при свете совести

то что вы написали мне не до конца понятно. вернее непонятно где здесь решение вопроса и вообще где сам вопрос) Если я желаю описать некую куздру, то я по определению ее уже и "увидел" и "почувствовал", для этого мне не надо дополнительно тужиться. Могу я познать генезис этой куздры или нет -- это вообще вопрос спортивный, на текст он как бы не влияет прямо. Но вот как это приблизит меня к ее вербализации? Собственно суть писательского мастерства это вербализовать свое ощущение. Ц. говорит о том, что у нее иногда чудесным для нее образом рождаются стихи. Причем рождаются в виде слов. Она этот момент считает актом творчества и борется за его чистоту, в отличие как раз от сознательной работы по обналичиванию своих там каких-то ошушений в слова, т.е. она слушает свое радио. Это какое-то автоматическое письмо я не знаю или что-то вроде того. Ну замечательно, возможно даже действительно лучшие строки рождаются таким способом, но это не может стать мерилом ни литературности, ни настоящести слова


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

Нет, я понимаю совсем не так. ) И специально взяла изначально "непонятное" сочетание. Проблема, мне кажется, в том, что любое наше индивидуальное ощущение - по определению, эта самая куздра (без генезиса, просто как явление), но у него уже есть слово (понятие) в бытовом языке - как обозначение класса, к которому оно принадлежит. Поэтому нам кажется, что мы его (ее - куздру эту) знаем, что вовсе это не куздра, а... (подставьте любое знакомое понятие). А поэт просто отказывается, согласно Ц., от этой установки.
Так что вопроса и нет, есть поэтический ответ о том, что такое процесс творчества: восприятие - переживание - вербализация, с какими материями в языке он оперирует.
Ну, конечно, если реальный спектр ощущений, в сравнении со словом, считать чем-то внешним по отнрошению к нам, инопланетным, то да - трансляция :)))
И вообще, мы уже, кажется, сошлись на том, что здесь главное форма, а не силлогизм, зачем же пытаться формулироватть ряд поэтических целых отдельными логическими кусками? )

Ответ: Искусство при свете совести

И вообще, "самовольное" здесь - это "я хочу, чтобы было так, я думаю так", а "услышанное" - это есть так, хочу я этого или нет, нравится оно мне или нет.

Ответ: Искусство при свете совести

ох, ну давайте перечтем этот злополучный абзац:

Робость художника перед вещью. Он забывает, что пишет не он. Слово мне Вячеслава Иванова (Москва, 1920 г., убеждал меня писать роман) — «Только начните! уже с третьей страницы вы убедитесь, что никакой свободы нет», — то есть: окажусь во власти вещей, то есть во власти демона, то есть только покорным слугой.
Забыть себя есть прежде всего забыть свою слабость. 
Кто своими двумя руками когда-либо вообще что-нибудь мог? 
Дать уху слышать, руке бежать (а когда не бежит — стоять). 
Недаром каждый из нас по окончании: «Как это у меня чудно вышло!» — никогда: «Как это я чудно сделал!» Не «чудно вышло», а чудом — вышло, всегда чудом вышло, всегда благодать, даже если ее посылает не Бог. 
— А доля воли во всем этом? О, огромная. Хотя бы не отчаяться, когда ждешь у моря погоды. 
На сто строк десять — данных, девяносто — заданных: недававшихся, давшихся, как крепость — сдавшихся, которых я добилась, то есть дослушалась. Моя воля и есть слух, не устать слушать, пока не услышишь, и не заносить ничего, чего не услышал. Не черного (в тщетных поисках исчерканного) листа, не белого листа бояться, а своего листа: самовольного. 
Творческая воля есть терпение.

Сиди терпи и слушай, пока вещь тебе не скажет -- через муть это здесь ясно видно. Вещь тебе сказало, ты записал без отсебятины -- чудесно вышло. Ничего здесь не сказано ни про отказ от установки ни про анализ своих хитроумных ощущений. Другое дело что она понимает под словами "слушать, пока не услышишь"? Я не знаю, медитирует наверное пока не придут нужные слова. Но это все кухня, личная ее поэтическая практика


p.s. Слава Америке

Ответ: Искусство при свете совести

Это если читать по словам, буквально. Но разве так художественный текст читается? А текст Цветаевой - именно художественный. Понимаете ли, у меня это все уже давно так сложилось, потому как закопалась в эти вопросы в спорах с Шибздом ( он подтвердит), и уперлись мы как ра з в то, что по формальному критерию никак нельзя отличить талантливое от бездарного (ну, то есть можно - но этот формальный критерий очень сложен и многоступенчат, фактически недоступен человеку, не владеющему развернутой терминологией и теоретической базой, а для невладеющего вырванные из естественного контекста термины являются неубедительными).
И вот этот текст меня ударил нужным словом - "самовольность"  (от "воли"=выдумывание "из себя", конструирование), в отличие от естественного восприятия, тонкого слуха на суть и форму. И "слух" здесь - самая подходящая метафора. Именно что "услышать", так как придумать ни мир, ни человека невозможно. Придуманное - останется плоским, бессмысленным. Поэтический слух - способность распознавать обертоны, но, в отличие от музыкального, это слышание не дается единым актом (воспринял=услышал), у слова-знака восприятие - опосредованное.
Если вы хоть раз пробовали что-то писать (сложное рассуждение, описание предмета или явления, доказательство с помощью развернутого сравнения), то прекрасно понимаете, о чем речь: первое, что приходит в голову - не то! второе - тоже не то! "Тем" оказывается десятое или двадцатое, при условии, что постоянно держишь внутри "образец" - саму мысль или переживание. Цветаева - об этом, это ж ясно, если собрать все ее противоречивые утверждения и просмотреть в них общую ниточку!