Оден Уистен

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Уистен Хью Оден, Wystan Hugh Auden
    « Время, что так нетерпимо
     К душам смелым и невинным,
     Чье недолго уваженье
     К красоте телосложенья,
 
     Чтит язык лишь, всем прощая,
     кем он жив и насыщаем;
     Даже трусам и убогим
     Честь свою кладет под ноги.»
 
 Уистен Хью Оден - поэт, драматург, литературный критик, либреттист.  Уроженец Великобритании, эмигрировавший в возрасте 32 лет и написавший лучшие свои произведения в США,  но обогативший  поэзию по обе стороны Атлантики.
 Мыслитель, проживший насыщенную и несколько противоречивую жизнь, на разных жизненных этапах являющийся приверженцем марксизма, фрейдизма, христианства.
 Автор, владеющий самыми разными поэтическими стилями, его экспрессивная манера и мастерское использование повседневного языка, разговорных ритмов, оказала влияние на всю последующую поэзию.
 
«Для меня привлекательность этого поэта совершенно в другом. Потому что это поэт... Я не знаю, трудно мне говорить об этом... Вы знаете, дело в том, что я иногда думаю, что я — это он. Разумеется, этого не надо говорить, писать, иначе меня отовсюду выгонят и запрут. Все то, что он пишет, то есть почти все из того, что мне довелось прочесть, а я пытался прочесть, по-моему, все, что им написано, мне чрезвычайно дорого, это мне дорого настолько, как будто это написано мной. Разумеется, это не мной написано, я в этом отдаю себе отчет, но я думаю, что если, в общем, я сложился как индивидуум — и так далее, и так далее — то он играл в этом далеко не последнюю роль. Это человек необычайного ума, он мыслил всегда грациозно, <нрзб> и непредсказуемо. Если его сравнивать с кем-то в музыке, то это Гайдн. Это та же самая работа внутри гармонии, но вы никогда не знаете заранее, что произойдет. Кроме того, это человек, написавший в стихах больше правды, чем кто бы то ни было иной. Это единственный поэт, между прочим, который чувствовал себя совершенно дома в двадцатом веке, у него не было тоски ни по той, ни по другой, ни по третьей, ни по греческой, ни по античной, ни по будущей...» Интервью Бенгта Ягфельдта с И. Бродским
 
 
 
У.Х. Оден: осень 1978 — весна 1983 (1), (2), (3) – Диалоги с Иосифом Бродским. Волков С.
Поклониться тени И. Бродский
 
Насколько хорош был Оден? Джеффри Харт. Перевод Р. Шустеровича
Пузатый Нарцисс. К. Решетников
 
 
     Гляжу я на звезды и знаю прекрасно,
     Что сгинь я - они будут также бесстрастны.
     Из зол, равнодушие меркнет, поверь,
     Пред тем, чем страшит человек или зверь.
 
     Что скажем мы звездам, дарующим пламя
     Любви безответной, немыми устами?
     Так если взаимной любви нет, то пусть
     Быть любящим больше мне выпадет грусть.
 
     Смешной воздыхатель, я знаю отлично,
     Что если звезда так ко мне безразлична,
     Я вряд ли скажу, что ловлю ее тень
     И жутко скучаю за нею весь день.
 
     А если случится всем звездам исчезнуть,
     Привыкну я видеть пустующей бездну,
     И тьмы торжество я учую душой,

     Хоть это и требует срок небольшой.

Информация об авторе
Даты жизни: 
1907- 1973
Язык творчества: 
английский
Страна: 
Англия, США, Австрия
Ссылки на общественную деятельность: 

Лауреат Пулитцеровской премии [1948], Боллингеновской премии [1953], Национальной книжной премии [1956] и др.

  • Работы (4)
  • Ответ: Оден Уистен

    Оля, вы прекрасны.

    Ответ: Оден Уистен

    Ссылка на статью Кружкова "Заметки об Одене":
    http://magazines.russ.ru/inostran/2011/7/od4.html

    Из статьи:
    "...Исайя Берлин делил писателей на два типа: ежей и лис: еж знает только одну уловку, а у лисы их много. Оден, безусловно, лиса. Он верит в сакральность мира, верит в откровение, но любая попытка патетики у него немедленно нейтрализуется шуткой или гротеском. Не только потому, что “ирония восстанавливает то, что разрушил пафос” (Ежи Лец), не только по естественной стыдливости души (Кьеркегор говорил, что юмор для религиозного человека - щит, которым он ограждает самое сокровенное), но и потому, что игра и юмор органически входят в представление Одена о воображении художника.

    “Я верю, - писал он в частном письме, - что единственный метод говорить серьезно о серьезном, по крайней мере в наше время, - это комический метод. Альтернатива ему - молчание. Я всегда восхищался традицией еврейского юмора. Больше, чем какой-либо иной народ, они находили в серьезных вещах - таких, как страдание, противоречия нашего бытия, отношения между человеком и Богом, - повод для юмористического высказывания. Например: Если бы богатые нанимали бедных умирать за них, бедным-таки неплохо бы жилось...."

    А жж-ке Кружкова окончание статьи - с переводами стихов:
    http://g-kruzhkov.livejournal.com/26879.html