Витезслав Незвал

Средняя оценка: 7.3 (3 votes)
Полное имя автора: 
Иосиф Бродский

На Карловом мосту ты улыбнешься,

переезжая к жизни еженощно

вагончиками пражского трамвая,

добра не зная, зла не забывая.

На Карловом мосту ты снова сходишь

и говоришь себе, что снова хочешь

пойти туда, где город вечерами

тебе в затылок светит фонарями.

На Карловом мосту ты снова сходишь,

прохожим в лица пристально посмотришь,

который час кому-нибудь ответишь,

но больше на мосту себя не встретишь.

На Карловом мосту себя запомни:

тебя уносят утренние кони.

Скажи себе, что надо возвратиться,

скажи, что уезжаешь за границу.

Когда опять на родину вернешься,

плывет по Влтаве желтый пароходик.

На Карловом мосту ты улыбнешься

и крикнешь мне: печаль твоя проходит.

Я говорю, а ты меня не слышишь.

Не крикнешь, нет, и слова не напишешь,

ты мертвых глаз теперь не поднимаешь

и мой, живой, язык не понимаешь.

На Карловом мосту - другие лица.

Смотри, как жизнь, что без тебя продлится,

бормочет вновь, спешит за часом час...

Как смерть, что продолжается без нас.

29 июня 1961, Якутия

Информация о произведении
Полное название: 
Витезслав Незвал
Дата создания: 
1961
История создания: 

Написано летом 1961г. в Якутии, где Бродский работал техником-геофизиком в геологической партии. В одном из его писем из экспедиции сохранилось упоминание об этом: «Все - и «Незвала» ... я писал в один день, т. е. с 12 ч. дня до 17 вечера...». Возможно, что в Якутии Бродский познакомился с вышедшим в Москве в 1960 г. сборником лирики В. Незвала «Избранное», многие стихи которого буквально погружают в водоворот пражских улиц, мостов, переулков.

***

Silvestrovska noc - единственный перевод И. Бродского с чешского языка

 
И еще один сюжет, связанный с Чехией. Когда Иосиф Бродский вернулся из ссылки, то прогрессивные издатели Московского издательства художественной литературы хотели его поддержать и предложили ему перевести некоторые произведения с чешского на русский. Речь идет о Валентине Аркадьевне Мартимьяновой и Ирине Ивановне Ивановой, которые готовили очередное издание Витезслава Незвала на русском языке. Олег Малевич был составителем этого издания. Перевести «Сильвестровкую ночь» и некоторые поэмы В. Незвала из сборника Basne noci («Стихи ночи») было поручено Й. Бродскому. Вспоминает Олег Малевич:

«Получили готовые переводы и все увидели, что Бродский перевел это в свой творческой манере, которая прямо противоположна манере Незвала. У Незвала каждая строфа - это законченное предложение, и никаких поэтических переносов, у Бродского же - сплошные переносы, enjambement. И вот, мы не знали, что делать. Я пригласил Бродского к себе и рассказал ему, что вот - несоответствие творческих индивидуальных поэтик. Можете вы что-то сделать, чтобы это устранить? А он сказал, что ничего не может сделать. Потом Бродского выслали за границу. Его переводы, естественно, не были опубликованы. Только позже, когда выходило «Собрание сочинений И. Бродского», эта Silvestrovska noc («Сильвестровская ночь») вышла в его переводе. Конечно, это замечательный перевод, но это - совершенно другой Незвал.
- То есть возникло в принципе произведение совершенно другого ряда...

«...другой поэтической школы, но не менее гениальное».

- Переводил ли Бродский что-нибудь еще из произведений чешских авторов?

«По-моему, нет. Это единственный его перевод с чешского языка».

- Помните ли вы, как он реагировал на ваше удивление?

«С улыбкой и с таким выражением, что ничего, так сказать, не могу сделать, я сделал все что мог. Это обычно у поэта. Когда поэт выразил себя в собственном творчестве или в переводе, это уже нельзя изменить. Это сделано, и все, законченная форма, абсолютная»
Источник