Декадентство и Розанов

Средняя оценка: 3 (1 vote)

Декадентство есть самодавлеющее чувственное ощущение, когда оно становится изысканным и изощренным ввиду равнодушия к тем обьективным ценностям, воспроизведением которых оно является... Были декаденты, которые признавали также и значимость обьективных ценностей, хотя и относились равнодушно к их жизненному воплощению. Например, В. В. Розанов, который глубочайшим образом понимал науку, искусство, философию, религию и общественно-политическую жизнь. Но, понимая все это до большой глубины, он стремился только к оригинальному, весьма изысканному и весьма изощренному изображению только своих чувственных ощущений при полном равнодушии к субстанциально-жизненному воплощению всех этих величайших и прекрасно им ощущаемых обьективных ценностей.

Если бы я не был так стар и не было бы у меня столько обязанностей по античности, то Розанов - это один из тех писателей, которыми я действительно мог бы заняться, навалять книжонку, чтобы обрисовать его не в том тривиальном виде, как это нередко делается, а по-иному.

Розанов - человек, который все понимает и ни во что не верит. Мне рассказывал П. А. Флоренский: однажды был крестный ход, в память преподобного Сергия или какой-то другой праздник, - был ход вокруг лавры. И в этом крестном ходе участвовал Розанов. Тоже шел без шапки, все как положено... Тут духовенство, пение, и он идет. С ним рядом шел отец Павел, и он-то потом мне сам рассказывал: "Розанов ко мне обращается и говорит: - А я ведь во Христа-то не верю... Я-то в Христа не верю..." Вот такое отношение к религии, к философии, ко всему на свете, отношение такое воспринимательское, ощутительное. Есть этот ощущаемый им факт на самом деле или нет - его это не интересует. Истинен этот факт или неистинен - его совершенно не интересует, а вот ощущение и вообще переживание этого факта его интересуют. Это действительно такой классический декаданс. Все знать до глубины и ни во что не верить. Ведь он, например, об иудаизме очень глубокие мысли высказывал, о православии тоже очень глубокие мысли высказывал, очень интересные, и когда было открытие мощей Серафима Саровского, он туда ездил, а потом в своих записях писал (цитирую по памяти): "Да, конечно, все это тут интересно, глубоко, но когда я после этого открытия поехал домой, я подумал: "Э!.. Ну ее совсем, эту мистику. Поеду-ка я лучше ко щам да к жене. Какие щи у меня умеет жена готовить! Вот это действительно! Вот это щи!"

Он ведь кончил классическое отделение! Он специалист по древним языкам. И, между прочим, в начале своей деятельности вместе с филологом Первовым переводил Аристотеля. Появилось пять книг "Метафизики" Аристотеля в переводе Розанова и Первова, но потом он все это забросил, стал газетным писакой, очень талантливым, правда, так что, конечно, все это забыл и гимназию бросил. А когда, через много лет, его спросили: "Скажите, пожалуйста, ведь вы же окончили классическое отделение. Вы специалист по Греции и Риму. Вы что же, забыли античность? Она вас совсем не интересует?" Он говорит: "Не-е-ет! Почему-у-у-у? Античность меня интересует". -"А чем же вас интересует античность?" - "Она вся проникнута ароматом мужского семени!" Вот Розанов. Значит, сама по себе античность его не интересует, а чем она пахнет, его интересует. Если она пахнет чем-нибудь таким необычным, он будет говорить: чем необычнее, тем лучше. Вот эта погоня за необычным красным словцом - это его конек. Вот что такое Розанов. Это, конечно, очень интересное явление, которое заслуживает того, чтобы его изучить.