Письмо в ФБР

Полное имя автора: 
Филип Киндред Дик

 I am enclosing the letterhead of Professor Darko Suvin, to go with information and enclosures which I have sent you previously. This is the first contact I have had with Professor Suvin. Listed with him are three Marxists whom I sent you information about before, based on personal dealings with them: Peter Fitting, Fredric Jameson, and Franz Rottensteiner who is Stanislaw Lem's official Western agent. The text of the letter indicates the extensive influence of this publication, SCIENCE-FICTION STUDIES.
 What is involved here is not that these persons are Marxists per se or even that Fitting, Rottensteiner and Suvin are foreign-based but that all of them without exception represent dedicated outlets in a chain of command from Stanislaw Lem in Krakow, Poland, himself a total Party functionary (I know this from his published writing and personal letters to me and to other people). For an Iron Curtain Party group — Lem is probably a composite committee rather than an individual, since he writes in several styles and sometimes reads foreign, to him, languages and sometimes does not — to gain monopoly positions of power from which they can control opinion through criticism and pedagogic essays is a threat to our whole field of science fiction and its free exchange of views and ideas. Peter Fitting has in addition begun to review books for the magazines Locus and Galaxy. The Party operates (a U..S.] publishing house which does a great deal of Party-controlled science fiction. And in earlier material which I sent to you I indicated their evident penetration of the crucial publications of our professional organization SCIENCE FICTION WRITERS OF AMERICA.
 Their main successes would appear to be in the fields of academic articles, book reviews and possibly through our organization the control in the future of the awarding of honors and titles. I think, though, at this time, that their campaign to establish Lem himself as a major novelist and critic is losing ground; it has begun to encounter serious opposition: Lem's creative abilities now appear to have been overrated and Lem's crude, insulting and downright ignorant attacks on American science fiction and American science fiction writers went too far too fast and alienated everyone but the Party faithful (I am one of those highly alienated).
 It is a grim development for our field and its hopes to find much of our criticism and academic theses and publications completely controlled by a faceless group in Krakow, Poland. What can be done, though, I do not know.
 

Philip K. Dick to the FBI, September 2, 1974

паранойя

 
 Прилагаю письмо профессора Дарко Сувина, относящееся к информации и документам, переданным вам ранее. Это первая моя встреча с профессором Сувиным. Перечислены вместе с ним и три марксиста, о которых я сообщал вам ранее: Питер Фиттинг, Фредрик Джеймсон и Франц Роттенстайнер, являющиеся официальными агентами Станислава Лема на Западе. Текст письма свидетельствует о значительном влиянии публикуемых ими «Исследований научной фантастики».
  Дело не в том, что эти лица являются марксистами, и даже не в том, что Фиттинг, Роттенстайнер и Сувин иностранцы, а в том, что все они без исключения представляют собой звенья цепи передачи распоряжений от Станислава Лема из Кракова (Польша), который является ведущим функционерам Партии (я знаю об этом из его опубликованных сочинений и личных писем ко мне и другим людям). Лем, вероятно, является целым комитетом, а не лицом (поскольку пишет разным стилем, и иногда демонстрирует знание иностранных языков, а иногда - нет), созданным Партией за Железным занавесом для захвата монопольной властной позиции для манипуляции общественным мнением посредством критических и педагогических публикаций, что является угрозой всей сфере нашей научной фантастики и свободному обмену мнениями и идеями в ней. 
  Вдобавок ко всему Питер Фиттинг начал готовить книжные обзоры для журналов Locus и Galaxy. Партия оперирует издательским домом [в США], который публикует большое количество контролируемой партией научной фантастики. В ранее отправленных вам материалах я отмечал их очевидное влияние в нашей профессиональной организации, Science Fiction Writers Of America. 
  Их основные достижения могли бы быть в областях научных публикаций, критики книг и, возможно, - посредством нашей организации - в области контроля за присуждением в будущем премий и почетных званий. Но сейчас, как мне кажется, кампания, направленная на утверждение Лема в качестве крупного писателя и критика, теряет почву. Она начинает встречать серьезный отпор: сегодня считается, что творческие способности Лема были переоценены, а грубая, оскорбительная и глубоко невежественная критика им американской научной фантастики зашла слишком далеко и оттолкнула от него всех, кроме приверженцев Партии (и я - один из тех, кого она оттолкнула в наибольшей степени). 
  Для нашей сферы и ее чаяний было бы печально, если бы большая часть критики и публикаций оказалась под контролем анонимной группы из Кракова (Польша). Что тут поделать, не могу себе представить.

От Филипа К. Дика в ФБР США, 2 сентября 1974 г.
Информация о произведении
Полное название: 
Письмо в ФБР
Дата создания: 
1974
Ответ: Письмо в ФБР

Честно говоря после того как я прочитал єто письмо, отношение к Дику как к писателю немного смягчилось. Судя по всему запутанность и возможно даже бредовость его книг  вызвана не желанием казаться крутым постмодернистом, не специально внесенной коммерческой жилкой, выпендрежем или еще что-то такое. Он просто немного рехнутый.

Ответ: Письмо в ФБР

/Для Дика случайностей не существовало. Уотергейтский скандал, разразившийся после известия, что по просьбе Ричарда Никсона, в офисе изберательного штаба демократов были установлены "жучки", застал Фила в г. Йорба, родине президента. В местном китайском ресторане (он располагался рядом с домом Никсона) писателю подали печенье с предсказанием: "Тайные дела, станут явными". Эту бумажку Дик немедля отправил в Белый дом. Он был убежден, что печенье досталось ему по ошибке, на самом деле оно предназначалось Никсону.

В диковском экземляре "И Цзин" осталось множество закладок с вопросами, которые он задавал "Книге перемен": "Примет ли редактор такой-то новый вариант рукописи? "Должен ли я дать такому-то в долг?", "Переспит ли со мной такая-то?" Случайный ответ, выдаваемый книгой предсказаний, становился для Дика руководством к действию.
Филип Дик был чуть ли не единственным американским фантастом, удостоившимся похвалы в работе Станислава Лема "Фантастика и футурология" (1970). Автор "Соляриса" полагал, что человечество стоит на пороге создания фантомным реальностей, неотличимых от настоящих, вроде тех, которые описывал Дик.
В сентрябре 74-го Дик проявил ответную любезность. В своем письме в ФБР он настоятельно советовал присмотреться к подозрительному поляку, планирующему через своих пособников в США уничтожить американскую фантастику и внести дух смятения в демократическое общество. Хотя в то, что Лем существовует на самом деле, Дик не очень-то и верил. "Лем, по всей видимости, не какой-то отдельный человек, а целая группа лиц, - писал он в своем письме, – поскольку он пишет в разном стиле, иногда понимает иностранные языки, а иногда нет…"

В 70-м лечащий врач объявил Дику, что если тот не бросит употреблять стимуляторы, у него откажет печень. Фил сбавил обороты. К этому времени через валик его пишущей машинки уже прошли около сорока романов и более сотни рассказов – итог 18 лет, проведенных на амфетаминах. За оставшиеся 12 лет он успел написать только пять романов, один из которых так и остался незаконченным. Но это была только кажущаяся потеря былой работоспособности. Времени на литературу у Дика не осталось. Его больше занимали поиски Бога, подавшего весточку в марте 74-го.

Все произошло в тот момент, когда в дом Дика зашла девушка-курьер из аптеки. (Незадолго до этого у писателя вырвали зуб мудрости и ему требовалась доза болеутоляющего.) На шее девушке висел кулон в форме рыбки. Фил спросил у девушки, что эта рыбка означает. "Этот знак использовали ранние христиане", - объяснила курьер и мир Дика снова рухнул.
Позже он говорил, что вид рыбки и слова девушки, запустили неведомо кем заложенную в его мозг программу. В тот же миг Фил понял, что на дворе стоит 50-й год от Рождества Христова, а он живет не в Калифорнии, а в древней Иудеи. Из туманных объяснений Дика следовало, что вся реальность, в которой он существовал до этого, просто морок, наведенный то ли с благими, то ли с коварными намерениями.
"Когда Бог начинает с тобой говорить, заставить его замолчать уже невозможно", - напишет позднее в своем дневнике Дик. После того, как видения (геометрические фигуры, узоры, напоминающие полотна супрематистов, сотни страниц технических руководств на русском языке, трехглазые пришельцы), продолжавшиеся несколько дней прошли, писатель принялся выстраивать теории, которые могли бы хоть как-то объяснить произошедшее. Гипотез было много: как обычно среди замешенных были ФБР (проводящее эксперимент по промывке мозгов) и КГБ (с подачи которого советские ученые испытали на писателе психотронный телепатический передатчик). Были и новые персонажи: инопланетяне, розенкрейцеры, трансцендентный искусственный разум и Бог.
В своем дневнике, озаглавленном "Экзегеза" (теологический термин, означающий истолкование Библии), Дик на протяжении девяти лет, пытался привести в порядок разрозненные теории, попутно объясняя секреты мироздания, открывшиеся ему в во время видений. К моменту смерти "Экзегеза" разрослась до восьми тысяч страниц. Отрывки из дневника, вышедшие отдельной книгой в 1991, возвели писателя в ранг духовного пророка. В основном, конечно, лишь в определенных кругах, для которых в даже в таких диковских пассажах как: "Материя пластична перед лицом разума" – слышится что-то родное./
(отсюда)

Паранойя в духе С. Кинга )
Какие тут могут быть сомнения?... 

Ответ: Письмо в ФБР

После прочитанного достаточно информативного материала касательно остро развившегося психического недуга у сего автора у меня сразу пропало желание продолжать, так сказать, глубинное внедрение в его творчество. )
Они -- фантасты -- по-моему, все немного того. Кто-то больше, кто-то меньше.
p.s. Поначалу подумал, что это письмо - фикция. До сих пор не верится, что он его на полном серьезе послал в ФБР )))))

Ответ: Письмо в ФБР

Дедушка Мороз wrote:

Они -- фантасты -- по-моему, все немного того. Кто-то больше, кто-то меньше.

Говорю, исходя из своих субъективных ощущений и опыта чтения сего сегмента литературы. Но обобщать не берусь. Во всяком случае, пока под их, фантастов, рассуждениями имеется прочная логическая подооснова, говорить о них, как о психически неуравновешенных нельзя. О Дике можно, ибо его подозрения в адрес Лема беспочвенны. В данном случае его вымыслы прочно овладевают его реальной жизнью, стирается грань между его творчеством и бытом и, как я понял, пропадает способность логически мыслить. А то, что он решился отправить это письмо "наверх", говорит о том, что он не только не умел видеть истинную причину конкретного следствия, но и придавал своим домыслам огромное значение (развитое самомнение). То есть любое малейшее подозрение прочно овладевало им и доводило до такого состояния, что спасения приходилось искать только у ФБР :)
Я так думаю.

Ответ: Письмо в ФБР

Творческие люди - они вообще немного того :))) Не только фантасты!

Ответ: Письмо в ФБР

Ну, я бы не стал так обобщать. Некоторые все же, по крайней мере, маскируются )
У Дика, имхо, отчетливо просматриваются признаки психического расстройства. Я, конечно, не врач, но по этому письму могу предположить, что у него была склонность к параноидальной (основанной на собственных беспочвенных домыслах)подозрительности. Я понимаю, когда автор пишет не всерьез, т.е. пишет и втайне посмеивается над своим вымыслом. Такое отношение мне близко. Но когда он начинает внедрять свои вымыслы в жизнь, относится к ним слишком серьезно, то это уже настораживает. Видимо, у него были проблемы со сном...

Ответ: Письмо в ФБР

Ну разве что! )))))

Ответ: Письмо в ФБР

Ну, вообще, насчет творческих людей - это банальная отмазка, Инклинг. Так можно любого психа оправдать. И серийного убийцу, например, лондонского Потрошителя, считавшего свои убийства шедеврами, якобы творимыми перед лицом Бога. Он тоже творческий человек. Но у любого творчества должны быть границы. Ибо такого рода экзистенциализм, как у вышеупомянутого Джека, переходит все возможные границы самовыражения. Благо с Диком все было не так плохо. )

Ответ: Письмо в ФБР

Так я ж на то смайлик и поставила! Проблема творчества и здоровой психики - штука крайне неоднозначная. Творческий склад не оправдывает ничего, но по факту часто связан с психозами. Возможно, крест творца в том и состоит, что до конца его жизни неясно, псих он или гений. Поэтому вся жизнь - против течения. А будет ли отпущение грехов - неизвестно. )

 Я б не сказал

 Я б не сказал что "все фантасты немного того". И даже "все писатели...". По сравнению с данным случаемони вполне здорово и осмысленно себя ведут  (ну разве депресии иногда). Даже если сравнить с наркоманом и неформалом Кеном Кизи. И книги ясней и поступки.

Письмо в ФБР

shybzd wrote:
 Я б не сказал что "все фантасты немного того". И даже "все писатели...". По сравнению с данным случаемони вполне здорово и осмысленно себя ведут  (ну разве депресии иногда). Даже если сравнить с наркоманом и неформалом Кеном Кизи. И книги ясней и поступки.

Да, здесь я не прав. Извините. Обобщил чересчур. Простите, что задел этим Вас. Не считаю их всех "того". И даже не буду говорить по поводу Дика. Необычные они, почти поголовно прогнозисты. И фантазеры, конечно. Как правильно заметил однажды Лок, я бываю чересчур ригористичен. И это, видимо, плохо...

Ответ: Письмо в ФБР

Все нормально, Дедушка Мороз! Не беспокойтесь, меня задеть не так уж просто, тем более такими фразами :)