Пикник на обочине

Средняя оценка: 7.1 (14 votes)
Полное имя автора: 
Аркадий и Борис Стругацкие
...Я очень хорошего мнения о братьях Стругацких, хотя финал "Пикника на обочине" не кажется мне достаточно убедительным. Эта книга пробуждает во мне зависть, выражающуюся во мнении: "Это я ее должен был написать". С повествовательной точки зрения она чрезвычайно захватывающая, хотя авторы с этим немного перестарались. Эта вещь замечательна тем, что представляет собой совершенно новый подход к классической теме, разработанной ранее Уэллсом в его "Войне миров" - истории вторжения на Землю...
Станислав Лем (из интервью)

Image Hosted by ImageShack.us

Информация о произведении
Полное название: 
Пикник на обочине
Дата создания: 
1970 - 1972
История создания: 

Олеся Петраш - "Пикник на обочине"

[...]История написания этой повести (в отличие, между прочим, от истории ее опубликования) не содержит ничего занимательного или, скажем, поучительного. Задумана повесть была в феврале 1970, когда мы съехались в ДТ «Комарово», чтобы писать «Град обреченный», и между делом, во время вечерних прогулок по пустынным заснеженным улочкам дачного поселка, придумали там несколько новых сюжетов, в том числе сюжеты будущего «Малыша» и будущего «Пикника».
Самая первая запись выглядит так:
«...Обезьяна и консервная банка. Через 30 лет после посещения пришельцев, остатки хлама, брошенного ими – предмет охоты и поисков, исследований и несчастий. Рост суеверий, департамент, пытающийся взять власть на основе владения ими, организация, стремящаяся к уничтожению их (знание, взятое с неба, бесполезно и вредно; любая находка может принести лишь дурное применение). Старатели, почитаемые за колдунов. Падение авторитета науки. Брошенные биосистемы (почти разряженная батарейка), ожившие мертвецы самых разных эпох...»
Там же и тогда же появляется утвержденное и окончательное название – «Пикник на обочине», – но понятия «сталкер» еще нет и в помине, есть «старатели». Почти год спустя, в январе 1971, опять же в Комарове мы разрабатываем очень подробный, тщательно детализированный план повести, но и в этом плане, буквально накануне того дня, когда мы перестали, наконец, придумывать сюжет и начали его писать, даже тогда в наших разработках нет слова «сталкер». Будущие сталкеры называются пока еще «трапперами»: «траппер Рэдрик Шухарт», «девушка траппера Гута», «братишка траппера Сэдвик»... Видимо, сам термин «сталкер» возник у нас в процессе работы над самыми первыми страницами текста. Что же касается «старателей» и «трапперов», то они нам не нравились изначально, это я помню хорошо.
«Сталкер» – одно из немногих придуманных АБС слов, сделавшееся общеупотребительным. Словечко «кибер» тоже привилось, но, главным образом, в среде фэнов, а вот «сталкер» пошел и вширь, и вглубь, правда, я полагаю, в первую очередь все-таки благодаря фильму Тарковского. Но ведь и Тарковский не зря же взял его на вооружение – видимо, словечко получилось у нас и в самом деле точное, звонкое и емкое. Происходит оно от английского to stalk, что означает, в частности, «подкрадываться», «идти крадучись». Между прочим, произносится это слово, как «стоок», и правильнее было бы говорить не «сталкер», а «стокер», но мы-то взяли его отнюдь не из словаря, а из романа Киплинга, в старом, еще дореволюционном, русском переводе называвшегося «Отчаянная компания» (или что-то вроде этого) – о развеселых английских школярах конца XIX – начала XX века и об их предводителе, хулиганистом и хитроумном юнце по прозвищу Сталки. АН в младые годы свои, еще будучи курсантом ВИЯКа, получил от меня в подарок случайно купленную на развале книжку Киплинга «Stalky & Co», прочел ее, восхитился и тогда же сделал черновой перевод под названием «Сталки и компания», сделавшийся для меня одной из самых любимых книг школьной и студенческой поры. Так что, придумывая слово «сталкер», мы несомненно имели в виду именно проныру Сталки, жесткого и даже жестокого сорванца, отнюдь не лишенного, впрочем, и своеобразного мальчишеского благородства, и великодушия. При этом мы и думать не думали, что он на самом деле не Сталки, а, скорее всего, Стоки[...]
[...]Замечательно, что «Пикник» сравнительно легко и без каких-либо существенных проблем прошел в ленинградской «Авроре», пострадав при этом разве что в редактуре, да и то не так уж чтобы существенно. Пришлось, конечно, почистить рукопись от разнообразных «дерьм» и «сволочей», но это все были привычные, милые авторскому сердцу пустячки, ни одной принципиальной позиции авторы не уступили, и журнальный вариант появился в конце лета 1972 года, почти не изуродованным.
Эпопея «Пикника» в издательстве «Молодая Гвардия» в это время еще только начинается. Собственно, эпопея эта, строго говоря, началась вместе с 1971 годом, когда повести «Пикник» на бумаге еще не существовало и в заявке на сборник эта повесть предлагалась только лишь в виде самого общего замысла. Предполагаемый сборник назывался «Неназначенные встречи», посвящался проблеме контакта человечества с иным разумом во Вселенной и состоял из трех повестей, двух готовых – «Дело об убийстве» и «Малыш» – и одной находящейся в работе[...]
[...]А ведь «Пикник» еще даже не написан, и речь идет, по сути, о повестях, никогда не вызывавших Большого Идеологического Раздражения, о повестушках совершенно невинных и даже аполитичных. Просто начальство не хочет иметь дело с «этими Стругацкими» вообще, и это общее нежелание вдобавок накладывается на тяжелую внутрииздательскую ситуацию: именно в это время происходит там смена власти и начинается выкорчевывание всего лучшего, что создала тамошняя редакция НФ литературы[...]
[...]Мы ведь искренне полагали тогда, что редакторы наши просто боятся начальства и не хотят подставляться, публикуя очередное сомнительное произведение в высшей степени сомнительных авторов. И мы все время, во всех письмах наших и заявлениях, всячески проповедовали то, что казалось нам абсолютно очевидным: в повести нет ничего криминального, она вполне идеологически выдержана и безусловно в этом смысле неопасна. А что мир в ней изображен грубый, жестокий и бесперспективный, так он и должен быть таким – мир «загнивающего капитализма и торжествующей буржуазной идеологии».
Нам и в голову не приходило, что дело тут совсем не в идеологии. Они, эти образцово-показательные «ослы, рожденные под луной», и НА САМОМ ДЕЛЕ ТАК ДУМАЛИ: что язык должен быть по возможности бесцветен, гладок, отлакирован и уж ни в коем случае не груб; что фантастика должна быть обязательно фантастична и уж во всяком случае не должна соприкасаться с грубой, зримой и жестокой реальностью; что читателя вообще надо оберегать от реальности – пусть он живет мечтами, грезами и красивыми бесплотными идеями... Герои произведения не должны «ходить» – они должны «выступать»; не «говорить» – но «произносить»; ни в коем случае не «орать» – а только лишь «восклицать»!.. Это была такая специфическая эстетика, вполне самодостаточное представление о литературе вообще и о фантастике в частности – такое специфическое мировоззрение, если угодно. Довольно распространенное, между прочим, и вполне безобидное, при условии только, что носитель этого мировоззрения не имеет возможности влиять на литературный процесс[...]
[...]Авторы победили. Это был один из редчайших случаев в истории советского книгоиздательства: Издательство не хотело выпускать книгу, но Автор заставил его сделать это. Знатоки считали, что такое попросту невозможно. Оказалось – возможно. Восемь лет. Четырнадцать писем в «большой» и «малый» ЦК. Двести унизительных исправлений текста. Не поддающееся никакому учету количество на пустяки растраченной нервной энергии... Да, авторы победили, ничего не скажешь. Но это была Пиррова победа.
Впрочем, «Пикник» был и остается по сей день популярнейшей из повестей АБС – во всяком случае, за рубежом. Тридцать восемь изданий в двадцати странах (по данным на конец 1997), в том числе: в Болгарии (4 издания), ГДР (4), США (4), в Польше (3), в Чехословакии (3), Италии (2), Финляндии (2), ФРГ (2), Югославии (2) и т. д. Рейтинг повести в России тоже достаточно высок, хотя и уступает, скажем, рейтингу «Понедельника». Повесть все еще продолжает жить и, может быть, даже доживет до XXI века.
Разумеется, текст «Пикника», приводимый здесь, полностью восстановлен и приведен к авторскому варианту. Но сборник «Неназначенные встречи» мне и сегодня неприятно даже просто брать в руки, не то что читать.

Б. Стругацкий "Комментарии к пройденому" (сокращенно)

Image Hosted by ImageShack.us

пойнт! на

пойнт!

на десятку не тянет, все время на грани какого-то кино-инфантилизма.

Ответ: Пикник на обочине

В каком смысле "кино-инфантилизм"?

ну как бы

ну как бы сказать, Шибзд, только не придирайтесь, это сугубо личное впечатление. как бы все время на грани адаптированных к массовому восприятию киношных клише. т.е. в ситуации заложено больше, чем сказано, и меньше сказано намерено, чтобы не грузить потребителя. в отличие, напр. от Войны миров.

вот здесь, кстати, http://www.geocities.com/petrogulak/critique.htm#philology много о фантастике, фэнтези и т.д. недавно наткнулся.

переправьте в ссылке сТанислав лем

Ответ: Пикник на обочине

Я не придираюсь, я понять позицию хочу.
/в ситуации заложено больше, чем сказано, и меньше сказано намерено, чтобы не грузить потребителя. в отличие, напр. от Войны миров./
То есть В "Войне миров" больше "намеренность" выпирает, то есть мораль? А в "Пикнике" наоборот - сказано мало, надо ситуацию смотреть. Так?

Ответ: Пикник на обочине

Прошу прощения за вмешаиельство, я поняла немного не так ) В "Войне миров" заложена очень небольшая "мысль", раскрытая глобальной ситуацией. В Пикнике наоборот: в ситуации, в конструкции, которую выстраивают авторы, есть довольно большой образный и философский потенциал. Но он не раскрыт, раскрыт упрощенно, потому что настоящее ракрытие "перегрузило" бы массового читателя, перевело бы книгу для него в категорию "зауми". То есть, выражено ровно столько, сколько этот массовый читатель может понять и усвоить.

Ответ: Пикник на обочине

Инклинг, а подробней можно? Какие идеи есть потенциально и что нереализовано?

Ответ: Пикник на обочине

инклинг правильно поняла. и речь не об идеях, а вообще об упрощении "под заказчика". все они немного карикатурны - и шухарт, и пильман, и кирилл, и этот, как его, нолан, и прочие. такой как бы комикс. настоящей драмы там нет - ни идей, ни характеров, хотя ненавижу эту терминологию)

Ясно. Может это

Ясно. Может это вы ту самую версию из "Неназначенных встреч" читали?

Ответ: Пикник на обочине

Всегда казалось , что Стругацкие больше читатели чем писатели, оказалось что и слово "сталкер" вычитали.....) Но тут повезло - их прочитал Тарковский - все переделал и получил Нечто Красивое )))))

Ответ: Пикник на обочине

Шибзд, я пересмотрю и скажу ) сейчас мне трудно анализировать текст, я его не настолько хорошо помню.

Ответ: Пикник на обочине

Аврос, вычитать вычитали. Но значение то свое придали :)

Ответ: Пикник на обочине

Кстати, Инклинг, рекомендую вам Лемовскую статью почитать. Он там делает то в чем вы нередко меня "обвиняете" :) Использует как плацдарм для собственных теорий.

Ответ: Пикник на обочине

Потому и говорю : хорошие они читатели, вдумчивые 8-)......

Ответ: Пикник на обочине

Шибзд, использовать что угодно как плацдарм для собственных теорий не возбраняется. Только если это что угодно сначала понято в собственном качестве, как оно есть. Хирург должен понимать, на каком именно органе он делает надрез ))

Ответ: Пикник на обочине

Ну во всяком случае предисловием или послесловием к книге такое єссе лучше не публиковать (а так оно и было). Подозреваю что такое отношение вызвает: " зависть, выражающуюся во мнении: "Это я ее должен был написать"". лем подходит к книге как писатель. И финал критикует из своей позиции, а не из позиции повествования.

Ответ: Пикник на обочине

Ну, у Лема вообще это есть ) Не зависть, а позиция "я знаю, как надо" )))) Он ча стенько на литературу с этой колокольни смотрит - как цеховик )

Ответ: Пикник на обочине

....надо балл добавить : вчера ночью перечитал, увлёкся ))). Но более чем на нормальный боевичок книжка не тянет , ну никак..........

Ответ: Пикник на обочине

Как раз как боевичок, книга не очень. разве только первая глава. Помню на ИМХО один ужасть как жалелся на книгу, из-за того что авторы недоделали боевичную часть :)

Ответ: Пикник на обочине

идея пикника отличная, разработана тоже отлично (всякие подробности), но персонажи схематичные, стандартные.