Пушкин в жизни

Средняя оценка: 5 (2 votes)
Полное имя автора: 
Викентий Вересаев

Работа В.Вересаева "Пушкин в жизни" открыла в свое время жанр хроники характеристик и мнений.  Здесь нет слов автора, только отрывки из писем, дневников и воспоминаний друзей и современников Пушкина.
Входит в серию "Жизнь героев" - вместе с  книгами Вересаева "Гоголь в жизни" и "Живой Толстой". Имеет  продолжение - "Спутники Пушкина"

В преддверии и во время празднования пушкинской годовщины 1937 года Вересаеву пришлось выдержать, не будет преувеличением сказать, прямо-таки обстрел критических нападок, иногда очень грубых и беспардонных, на свои книги и работы о Пушкине. Особенно резкой была полемика Вересаева в это время с одним из ведущих официальных пушкинистов эпохи профессором Д.Д. Благим, который считал, что Вересаев только и делает, что занимается «деидеологизацией» Пушкина и, главным образом, смакует всевозможные остро пахнущие подробности и детали его частной жизни. Впоследствии, как мне рассказывал Е.А. Зайончковский, Д.Д. Благой во многом пересмотрел отношение к Вересаеву-пушкинисту и высказался о необходимости переиздания «Пушкина в жизни», ставшего давно к тому времени книжным антиквариатом.
источник Александр Руднев. ДОМ НА НИКОЛИНОЙ ГОРЕ  (ссылка2 )

Ссылки
"Пушкинская беседа" в  журнале "Химия и жизни"
Живая жизнь Вересаева
Эдуард Бабаев. Пушкинские страницы Анны Ахматовой

О совместном творчестве
Сотрудничество с Булгаковым
в Булгаковской энциклопедии
Михаил Булгаков. Последние дни (Пушкин).

Информация о произведении
Полное название: 
Пушкин в жизни
Дата создания: 
1927
Ответ: Пушкин в жизни

Пенелопа, я не рискнула вставлять на страницу, очень уж цитаты большие.
В. Ходасевич. Пушкин в жизни (по поводу книги В. В. Вересаева)
 . Оттуда: "И вот однажды, просматривая накопившийся материал, Вересаев "неожиданно увидел", что перед ним -- "оригинальнейшая и увлекательнейшая книга", "в которой Пушкин встает совершенно как живой". И эту книгу Вересаев напечатал. Тут и лежит его основная ошибка. Оторванный от своего творчества, состоящий только из "характера, настроений, наружности, одежды", воспроизведенных по противоречивым, часто лживым, а еще чаще -- близоруким записям современников, -- Пушкин встает в этой книге вовсе не "совершенно как живой", а, напротив, -- совершенно как мертвый. Пушкин без творчества -- живой труп. Никакие "настроения" и "привычки", так же как "одежда", не возместят отсутствие того, что было в нем главное и чем только он, в сущности, любопытен: его творческой личности".
Ю. Фохт-Бабушкин. В.В. Вересаев - легенды и реальность - там тоже о том, как восприняли книгу пушкинисты и широкая публика. Правда, много всякого-разного, вот цитата в тему:
"Как когда-то после выхода "Записок врача" в разгоревшемся споре медики
обрушились на публицистическую повесть В.Вересаева, а широкий читатель стал
на ее защиту, так и теперь большинство пушкинистов возмутились "литературным
монтажом" В.Вересаева, читатели же, пресса - не специально литературная, а
общего профиля - как правило, встречали книгу с восторгом. Мнения были
поистине крайние. "Субъективная затея" В.Вересаева, отличающаяся
"критической беспомощностью и решительным отсутствием какого-либо
методологического подхода", способна лишь "измельчить, даже принизить образ
Пушкина - на радость и смакование обывателю", - заявляли одни. Их и слушать
не хотели другие: "усердные пушкинисты", "старательные археологи могиломаны"
"своими "академическими" комментариями" "отучают от Пушкина", превращая его
в "музейную ценность, которую охраняют, но не читают", а вот в книге
В.Вересаева "живой Пушкин встает перед читателем в ореоле легенд, окруженный
пламенной любовью друзей и тяжелою злобой врагов", "часто противоречивый, но
неизменно обаятельный"; эта "чудесная книга" "представляет высокую
культурную и общественную ценность", она встречена "с громадным сочувствием
обширной читательской аудиторией".
Кто же был прав - специалисты или читатели? Как ни странно, правы,
думается, были по-своему и те и другие.
Можно понять пушкинистов. Книга, в подзаголовке которой значилось
"Систематический свод подлинных свидетельств современников", воспринималась
специалистами как научное исследование, опирающееся на документы и
исторические факты. И в этой точки зрения в работе В.Вересаева виделось
немало явных слабостей: ряд свидетельств современников о Пушкине ненадежен,
а исследовательский анализ попросту отсутствует, автором сделан лишь монтаж
отрывков из воспоминаний, строк из писем и других документов эпохи. Словом,
как научный труд книга действительно весьма уязвима.
Но ведь В.Вересаев в данном случае и не претендовал на создание научной
биографии великого поэта, что специально отметил в предисловии. Даже в
сборнике своих статей о Пушкине "В двух планах" (1929) он счел нужным
недвусмысленно заявить: "Я не исследователь и не критик по специальности".
В.Вересаев смотрел на Пушкина как художник и не стремился анализировать его
творчество, а старался дать представление о повседневной жизни поэта,
пытался воспроизвести его характер, образ - как это и полагается, скажем, в
романе. Только вот роман вышел необычным по форме. Однако В.Вересаеву
казалось, что монтаж свидетельств современников дает яркое представление о
"живом Пушкине, во всех сменах его настроений, во всех противоречиях
сложного его характера, - во всех мелочах его быта..." Причем сам автор
монтажа подчеркивал в предисловии, что "многие сведения, приводимые в этой
книге, конечно, недостоверны и носят все признаки слухов, сплетен, легенды.
Но ведь живой человек характерен не только подлинными событиями своей
жизни, - он не менее характерен и теми легендами, которые вокруг него
создаются, теми слухами и сплетнями, к которым он подает повод. -
критическое отсеивание материала противоречило бы самой задаче этой книги".
Отвергая "лишь явно выдуманное", В.Вересаев писал не монографию о
Пушкине, а своеобразное художественное произведение, воссоздающее
"пушкинскую легенду", смесь фактов и рожденных современниками вымыслов, из
которой возникает образ "невыразимо привлекательного и чарующего человека".
Это, так сказать, вересаевский Пушкин, одна из возможных версий, как
выдвинул свою, версию Моцарта и Сальери сам Пушкин в его знаменитой
"маленькой трагедии", как предлагал свою версию Кутузова и Наполеона
Л.Толстой, а М.Булгаков - Мольера".

У меня где-то еще есть по Вересаеву ссылки, надо порыть.

Ответ: Пушкин в жизни

М-да, Ходасевич, кажется, прав ) Почему-то у меня стойкое предубеждение к биографической литературе именно о Пушкине. И даже Вересаевский живой слог и занимательность чтения не спасают. Даже о Лермонтове традиция несколько лучше. Но там и "биографии" значительно меньше )

Ответ: Пушкин в жизни

Вставляйте.  Я все равно до пятницы не смогу. 

 Ага. Тогда я

 Ага. Тогда я Фохта сокращу.

Ответ: Пушкин в жизни

Фигушки, не вставлю. Не получается.

Ответ: Пушкин в жизни

Ну кто первый сможет.

Маматата,  большое спасибо за ссылки. 
Хотя  я не согласна - ибо это дополение. Если человек ничего не будет больше читать, тогда   Пушкин будут мертвым. А так  перед нами определенная личность. И мы знаем, что он гений. Пушкинисты тоже много биографией занимаются, при чем чистой биографией, а не связью между творчеством и  личностью.

Ответ: Пушкин в жизни

Маматата, что не получается?

Ответ: Пушкин в жизни

Это мои индивидуальные приколы. У нас клавиатура на ноуте сама почему-то символы местами переставляет. Чтобы пару слов набрать, надо полчаса времени убить.

Ответ: Пушкин в жизни

Какой ужас! (((

Ответ: Пушкин в жизни

Это не ужас, это глобальная катастрофа! Ят" вот свое предыдущее сообщение пыталась отредактировать, а то у меня там "местами переставляе", так меня на страницу темы "Вопросы по сайту в целом" отправили.

Ответ: Пушкин в жизни

И ничего сделать нельзя?

Ответ: Пушкин в жизни

можно, наверное. Говорят, чистить там его как-то надо. Это кнопки на клавиатуре глючит. Пробел, например, очень часто страницу закрывает. Весело, короче говоря.

Ответ: Пушкин в жизни

Да, ничего приятного! Больше всего в такой ситуации хочется стукнуть машину чем-нибудь тяжелым. как ни странно, один раз мне это помогло. Как почувствовал )) Правда, надо заметить, что в роли "тяжелого" выступила рухнувшая со стены книжная полка.

Ответ: Пушкин в жизни

Стуками я почти на год продлила работу старого ноута.
А то в ремонте просили четверть стоимости нового, и после двух раз мы решили, что не выгодно.