Сюжет романа «Смерть Вазир-Мухтара»

Средняя оценка: 7 (2 votes)
Полное имя автора: 
Виктор Борисович Шкловский

 

Сюжет исторического романа связан тем, что фабула, основное действие, событие — предсказаны историей. Так в историческом фильме Эйзенштейн мог для создания мажорного конца только выбрать момент перерыва действия и кончил на том, что броненосец «Потемкин» проходит мимо эскадры.
Исторические романисты в поисках сюжетной свободы часто строили роман на неисторическом герое, на герое недокументированном, иногда объясняя им события.
Классическим примером можно считать Дюма.
Чаще в историческом романе герой является наперсником исторического лица.
Роман Тынянова не имеет подсобных вводных героев. Он документирован целиком.
Изобилие закрепленных точек, просле-женность всего хода предсказывают развитие действия.
Роман построен поэтому несколько иначе.
У Гёте в «Страданиях молодого Вертера» герой погибает от самоубийства. На втором плане романа есть сумасшедший от любви и убийца из-за любви. По мысли Гёте, это другие, тоже безнадежные решения вопросов. Они отводят возможность побочных решений той жизненной задачи, которую задает Гёте своему времени.
В романе Тынянова сюжет построен на проекции определенного положения на другое положение.
Сюжет задается, его рисунок вскрывается вступлением к роману.
Его первая фраза:
«На очень холодной площади в декабре месяце тысяча восемьсот двадцать пятого года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой».
Грибоедов человек уничтоженного поколения. Человек безлюбви и дружбы, узнающий себе подобных, тоже тогда не добитых на площади, узнающий в толпе.
Часто не принимаемый ими.
Грибоедов решен как тип своего времени во всех возможностях.
Он изменил Ермолову. Сам Ермолов мечтает о победе над Россией. Ермолов пораженец.
«Старик раскрыл папку и вынул карту. Карта была вдоль и поперек исчерчена.
— Глядите,— поманил он пальцем Грибоедова,— Персия. Так? Табриз — та же Москва, большая деревня, только что глиняная. И опустошенная. Я бы на месте Аббаса в Табриз открыл дорогу, подослал бы к Паскевичу людей с просьбой, что, мол, они недовольны правительством и, боясь, дескать, наказания, просят поспешить освободить их... Так?.. Паскевич бы уши развесил... Так? А сам бы,— и он щелкнул пальцем в карту,— атаковал бы на Араксе переправу, ее уничтожил и насел бы на хвост армии...
Грибоедов смотрел на знакомую карту. Аракс был перечеркнут красными чернилами, молниеобразно.
— На хвост армии,— говорил, жуя губами, Ермолов,— и разорял бы транспорты с продовольствием.
И он черкнул шершавым пальцем по карте»
(с. 23).
Ермолов и Грибоедов повторены Самсон-Ханом, генералом русских изменников. Поэтому его ненавидит Грибоедов. Он — возможность грибоедовской измены. То предательство, которое испытывает Грибоедов от русского правительства, будущая гибель Грибоедова предупреждены отражением его в лейб-гвардии Преображенского полка поручике Вишнякове — русском агенте на Востоке.
Между Самсон-Ханом и Грибоедовым стоит разговор в палатке, разговор солдат, среди которых и сосланные декабристы, бывшие друзья Грибоедова.Солдаты говорят о Самсон-Хане, о бегстве и освобождении.
Грибоедов повторен Чаадаевым, живущим среди призраков, выключившим себя из жизни совсем. Это еще одно возможное решение. Мир, в котором живет Грибоедов, мир победителей. Они выиграли битву на холодной площади. Они выскочки.
Первый выскочка среди них — Николай.
Грибоедов среди них — полупризнан и предан.
Грибоедов сам литературно определен той холодной площадью.
Теперешняя литература уже чужая. Пушкин — человек чужой породы. Есть возможность, казалось бы, для Грибоедова уйти в литературу, но он проигрывает сражение во время чтения своей трагедии. Он кончается здесь. Слава не состоялась. Сенковский уже не боится Грибоедова.
У Грибоедова есть еще одно повторение — ничтожный Мальцев: Грибоедов без трагедий, подражатель.
Коротко Тынянов показывает, как необходимость гонит Грибоедова на Восток.
«Стоит ему осесть, все они отхлынут. Не сразу, конечно. Они будут ждать подвигов чрезвычайных, слов никогда не бывалых, острот язвительных. Они потребуют нагло, открыто, чтоб он оплатил им их любопытство, их низкопоклонство тотчас же.
Потом они привыкнут. Начнут тихонько смеяться над медленною работою, они отступятся, но своего низкопоклонства не простят.
Они будут называть его «автор знаменитой комедии» или «автор ненапечатанной комедии». Он сгорбится немного, его черный фрак поизносится. Начнется причудливый кашель, старческое, умное острословие, а по вечерам сражения с Сашкой из-за пыли. Стало быть, он станет чудаком.
Он будет появляться в гостиных, заранее уязвленный, недоконченный человек: автор знаменитой комедии и знаменитого проекта.
Он полысеет, как Чаадаев,— волос на висках уже лишился. Будет клясть Петербург и гостиные. И, когда он будет говорить о Востоке, все будут переглядываться: давно слышали, и вострый какой-нибудь Мальцев похлопает его по плечу: «А помните, мол, Александр Сергеевич, мы раз чуть не уехали туда, на Восток, совсем из России...»
(с. 134).
Можно было, конечно, уйти в деревню, как Евдор-Катенин, писать Пушкину замаскированные, ему одному понятные стихи. А можно было и уехать в Персию, чтобы быть убитым от руки другого беглеца, Самсон-Хана.
Сюжетно перекликаются и отдельные сцены, объясняя героев, предупреждая читателя.
Так, будущая смерть Грибоедова, смерть от разъяренной толпы, предупреждена сценой у качелей, когда Грибоедова чуть не растерзала петербургская толпа.
Там он был такой же надменный, опрометчивый...
Под качелями он был удачливее.
Как будто заранее видит себя мертвым Грибоедов, смотря на мертвое лицо поручика Вишнякова. Он думает еще, что можно, не прошибая стену лбом, найти другую дорогу. Но все дороги уже решены и закрыты для бывшего декабриста.
Даже литературная, потому что и Сашке Грибову не нравится трагедия Грибоедова.
Роман построен как исследование уравнения. Взята формула эпохи и проведена до конца. Ею вскрыты отдельные эпизоды.
Местами роман недочищен, есть случайные остатки мемуаров, лишние подробности, которые автор как будто пожалел выпустить.

Информация о произведении
Полное название: 
Сюжет романа «Смерть Вазир-Мухтара»
Дата создания: 
1932
История создания: 

В основном здесь: "Об историческом романе и Юрии Тынянове", Звезда. 1933. № 4
В 10-х числах ноября 1932 г. Н. Харджиев писал Эйхенбауму о данной ст.: «В. Б. написал статью о Ю. Н. Статья интересная и не без комплиментов, но я думаю, что Ю. Н. с удовольствием еще раз обидится на В. Б. Кстати, у них был длинный разговор по телефону, но встреча пока не состоялась».