O дивный новый мир

Средняя оценка: 6.5 (6 votes)
Полное имя автора: 
Aldous Huxley

Полномочный член клуба великих антиутопий всех времен и народов, завсегдатай Списков Лучших по любым версиям и не ниже 10-го места, визитная карточка Олдоса Хаксли и, одновременно, текст совершенно не характерный для его творчества. Не обладая великой художественной мощью, но обладая высочайшим интеллектом и эрудицией, автор столь удачно интерполировал зарождающийся общественные и технологические тренда 30-х в будущее, что роман, кажется, предсказал всё, что только возможно: от власти технократии до генной инженерии, от сексуальной до психоделической революций, от общества потребления до НЛП.

Двенадцать воедино слей,
Сбери нас, Форд, в поток единый,
Чтоб понесло нас, как Твоей
Сияющей автомашиной.

 

/О.Хаксли. О дивный новый мир/
Огни, как мутные круги, 
и смерть кружит над головою, 
отчаянно грохочет гимн, 
гимн погибающих с тобою, 
ори же с ними, с ними пой, 
взывай! О господи, помилуй, 
даруй мне ложе и покой
в моем Могильном Новом мире.

/гр. «Стробз». Могильный новый мир/
 
 
 

Информация о произведении
Полное название: 
Brave New World
Дата создания: 
1932
История создания: 

В Википедии (Рус) (Eng)

В заглавие вынесена строчка (O brave new world!) из трагикомедии Уильяма Шекспира «Буря» (Акт V, Сцена I).

В 1946 г. в предисловии к первому послевоенному изданию романа "О дивный новый мир!" Олдос Хаксли написал, что, когда работал над книгой, видел для Дикаря только две возможности - интегрироваться в новый мир или отступить в свой мир страстей "по Шекспиру", что, собственно, тот и сделал. Последующие годы привели писателя к убеждению, что существует и третья возможность. "Наука и технология будут использоваться в интересах человека, и человек не будет переделан и порабощен ими". Человеческую жизнь будет определить "некий Высший Утилитаризм, в котором принцип Величайшего Счастья будет вторичен по отношению к принципу Достойной Конечной Цели" - мистического единства мироздания и внутреннего мира человека, сообщающего жизни прекрасный новый смысл.
/Апенко. Настоящее и будущее по Олдосу Хаксли/

Говорят, он сочинил свой роман в пику утопии Герберта Уэллса “Люди как боги” (1923). Возможно. Но есть вещи посерьёзнее литературной полемики. Ведь антиутопия -- это не просто противоположность утопии. Тут не жанр взрывается, меняя свой знак (так что, возможно, выше я не совсем точно выразился), тут взрывается мир. Оказывается, человечество не по частностям ошибалось на историческом пути -- просчёт был в главном: чрезмерно доверившись разуму, а затем и переложив его функцию на машину, люди упразднили за ненадобностью самих себя.
/Анастасьев. По тонкой проволоке/

Ответ: O дивный новый мир

да, пожалуй что так. антиутопия - это признание тотального краха.
красивая страничка.