Матка

Средняя оценка: 3 (3 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет

В тот день, когда мне исполнилось пять лет, у мамы обнаружили рак, и врачи сказали, что ей придется вырезать матку. Это был печальный день. Мы все поехали в больницу на папиной «Субару» и ждали, пока врач не вышел из операционной с глазами, полными слез. «В жизни я не видел такой красивой матки,» - сказал он, снимая белую маску, - «Я чувствую себя убийцей.» У моей мамы и правда была красивая матка. Такая красивая, что больница передала ее музею. В субботу мы специально поехали туда, и дядя снял нас всех рядом с ней. Папы тогда уже не было в Израиле. Он развелся с мамой сразу после операции. «Женщина без матки – это уже не женщина. А мужчина, остающийся с женщиной, которая не женщина – уже сам не мужчина,» - сказал он нам с братом за секунду до того, как поднялся по трапу самолета, направляющегося на Аляску. - «Вы поймете это, когда вырастете.» 

Комната, в которой выставлялась мамина матка, была совершенно темной. Единственным источником света была сама матка, испускавшая такое нежное сияние, какое идет изнутри самолета во время ночных рейсов. На снимках она выглядела не очень, из-за вспышек, но когда я увидел ее в реальности, я понял, почему тот врач плакал. «Вот отсюда вы вышли,» - сказала дядя, показывая на матку пальцем, - «Жили внутри по-королевски, уж поверьте мне. Какая у вас была мама, какая мама…»

В конце концов моя мама умерла, как умирают в конце концов все мамы. А папа стал знаменитым исследователем полюса и китобоем. Девушки, с которыми я встречался, всего обижались, когда я пытался заглянуть им в матку, они считали, что это слишком гинекологическая выходка, что это вредит романтике. Но одна из них, очень даже хорошо устроенная, согласилась выйти за меня замуж. Я часто бил наших детей еще младенцами, потому что их плач действовал мне на нервы. И они быстро усваивали урок и совершенно прекращали плакать в девять месяцев или даже раньше. Сперва я водил их в музей на их дни рожденья и показывал им матку бабушки, но это совершенно не производило на них впечатления, а жену раздражало, и постепенно я стал вместо музея водить их на переводные фильмы. 

В один прекрасный день полиция эвакуировала мою машину, а их стоянка была совсем рядом с музеем, вот я и решил заскочить. Матки не было на прежнем месте, ее перенесли куда-то в боковую комнату, увешанную старыми фотографиями, а когда я присмотрелся, то увидел, что вся матка покрыта какими-то зелеными точками. Я спросил сторожа, почему ее никто не чистит, но он только пожал плечами. Я умолял ответственного за экспозицию позволить мне чистить ее самому, если у него не хватает рабочей силы. Но он сказал, что мне запрещено прикасаться к экспонатам, потому что я не сотрудник музея. Моя жена сказала, что музей совершенно прав, и что вообще ей кажется извращением выставлять матку в публичном месте, да еще и там, где ходят дети. Но я все равно не мог думать ни о чем другом. Сердце подсказывало мне, что елси я не проберусь в музей, не украду ее и не буду за ней ухаживать, то перестану быть самим собой. Подобно моему папе, стоявшему в тот день на трапе самолета, я знал, как именно должен поступить. Через два дня я взял на работе грузовичок и приехал к музею перед самым закрытием. Комнаты были пусты, но даже если бы мне кто-нибудь встретился, я бы не испугался. На этот раз я был вооружен, а кроме того, у меня был прекрасный план. Единственной проблемой, с которой я столкнулся, было исчезновение самой матки. Ответственный за экспозицию удивился, увидев меня, но когда я пропихнул ствол своего новенького «Иерихо» глубоко ему в глотку, он поспешил поделиться информацией. Днем раньше матка была продана еврейскому миссионеру, попросившему отправить ее в одну из благотворительных организаций Аляски. Ее похитили в открытом море представители местной экологической группировки. Они сообщили прессе, что матке не место в застенках, и поэтому ее решено было выпустить на природу. По сообщениям агентства «Рейтер», эта группировка считается радикальной и опасной; все ее действия производятся с борта пиратского судна, управляемого отставным китобоем. Я поблагодарил ответственного за экспозицию и вернул пистолет в кобуру. На всем пути домой светофоры горели красным. Я перескакивал с полосы на полосу, даже не заглядывая в зеркала, и пытался избавится от кома, начавшего собираться у меня в горле. Я пытался представить себе мамину матку на зеленом поле, полном клевера, плывущей по океану среди дельфинов и тунцов.

Информация о произведении
Полное название: 
Матка