Лазарь

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Михаил Алексеевич Кузмин

         ...Вчера убита Джойс Эдит...

____________

       В русской литературе, где детектив никогда не рассматривался сколько-нибудь всерьез,
Михаил Кузмин
выступил, как автор "стихотворного детектива". В свой последний сборник
Форель разбивает лед он включает свою удивительную новеллу в стихах "Лазарь". Вот как она начинается :

Припадочно заколотился джаз,
И Мицци дико завизжала: "Лазарь!"
К стене прилипли декольте и фраки,
И на гитары негры засмотрелись,
Как будто видели их в первый раз...
– …Как мог мой Вилли выйти из тюрьмы?
Он там сидит, ты знаешь, пятый месяц.
Четыре уж прошло... "

Далее читатель узнает о происшедшем в городе за полгода до описываемых событий загадочном убийстве:
"…Весь город поутру твердит;
– Вчера убита Джойс Эдит.–
А кто она и где жила,
И с кем тот вечер провела?..
– …Где Вилли? –
Старшая сестра Шепнула: –
Он еще вчера Был арестован.
– Мицци, ах, Не устояла на ногах…"

      Итак, героини новеллы сестры Мицци и Марта жили-поживали в собственном домике с младшим братом Вилли, которого вдруг арестовали за убийство Эдит – девушки, бывшей его возлюбленной. Во время судебного заседания и следствия Вилли отказывается давать показания. На основании показаний четырех свидетелей его признают виновным и осуждают на пожизненное заключение. Сам Вилли не пытается оправдаться и признает себя виновным.    
      Именно так – в полном соответствии с каноном классической детективной новеллы – читатель оказывается перед загадкой: кто убил Эдит Джойс, невесту Вилли, и почему, если он невиновен, он молчал в суде.
      Некоторые сцены поэмы превращаются чуть ли не в зарифмованную колонку уголовной хроники – так, например, произошло с главой, описывающей заседание суда и допрос свидетелей:
"…Замелькали дамские платочки,
Котелки сползают на затылок:
Видно, и убитую жалеют,
Жалко и убийцы молодого.
Он сидит, закрыв лицо руками;
Лишь порою вздрагивают уши
Да пробор меж лаковых волосьев
Проведен не очень что-то ровно...
Четверых подводят под присягу.
Первым нищий тут слепорожденный…
А за ним домашняя хозяйка…
Вышел тут же и посадский шкетик…
А четвертым – долговязый сыщик…"

      И далее – их вполне обыденная речь и показания:
"…Решила спать.
А Вилли был у нас Свой человек!..
Я потушила газ
В передней и легла… ...
Видно, важный гусь.

Я за ним в переулок темный… Закурил..."

      Теперь, по всем законам детективного жанра, должен появиться сыщик. И он, разумеется, появляется.
"А взглянул бы Вилли на скамейку,
Увидал бы Мицци он и Марту,
Рядом пожилого господина
С черной бородою, в волчьей шапке…
…А в кармане у него конвертик
Шелестит с американской маркой:
"Часовых дел мастеру в Берлине ".

      Обратим внимание на последнюю фразу и описание примечательной внешности этого персонажа: в средневековых немецких легендах часовые мастера как правило связаны с нечистой силой, то есть – с миром смерти. Ничего удивительного: тайна убегающего времени – обратная сторона тайны смерти. Кто же вызвал этого часового мастера "с черной бородою, в волчьей шапке"? Мицци – уже упоминавшаяся сестра Вилли. Она называет явившегося "учителем", она исступленно надеется на его помощь, связывая тюремное заключение брата со смертью, а освобождение из тюрьмы – с воскрешением. Она во всем видит мистические символы, особые знаки. Даже в суде, во время допроса четырех свидетелей:
"…Отчего их четверо, учитель?
Что учил ты про четыре чувства,
Что учил про полноту квадрата,
Неужели в этом страшном месте
Понимать я начинаю числа?...
… Четыре чувства,
Четыре дня, четырехдневный Лазарь!.."

      Ее надежды на торжество справедливости сбываются. Разумеется, "учитель" совершает то, что оказалось не под силу ни суду, ни полиции. Он находит истинного преступника и освобождает невинно осужденного. И является в тюрьму, чтобы лично вывести Вилли на свободу – причем здесь действительно происходит сцена, напоминающая воскрешение:
"…Вот перед ним какой-то человек.
Он в волчьей шапке, с черной бородою,
В руках он держит круглый белый хлеб
И узкогорлую бутылку с рейнским.
– Я навестить пришел вас.
Может быть, Не только навестить... "

      Хлеб и вино – мистические символы евхаристии, хлеб и вино жизни. И разумеется тот, кто свершает таинство, пришел "не только навестить". Сцена освобождения Вилли из тюрьмы выглядит сценой "воскрешения Лазаря" и носит вполне откровенный мистический характер, неприсущий детективному произведению, предпочитающему скрытую мистику, мистический флер. Но ведь загадка должна быть решена и на уровне "житейском", обыденном. И "часовой мастер" говорит:
"…Мне все известно.
Вы ведь Вильгельм Штуде.
У вас есть сестры, Марта и Мария,
И друг у вас Эрнест фон Гогендакель...
А Джойс Эдит вам не была невестой…
…Вы Эдит совсем не убивали,
А взяли на себя вину затем,
Чтоб не коснулось подозренье друга…
… У меня предсмертное письмо
Ее находится. Улики сняты…"

      Ну, а убил несчастную девушку Эрнест фон Гогендакель, друг – вернее сказать, возлюбленный – Вилли. Убил из ревности, ибо Вилли делил свою привязанность между ним и Эдит Джойс. И Вилли взял на себя вину, чтобы спасти его. Кстати сказать, этот друг – подлинный преступник – появляется отнюдь не на последних страницах. Соответственно детективным правилам, Эрнест фигурирует в поэме с самого начала – на заднем плане, разумеется:
"– Мицци, послушай меня: какая забавная новость!
Всех я корю за любовь, – вот полюбила сама.
…Помнишь, высокий блондин...
В Духов день он пришел и на крыльце спотыкнулся...
Вилли со скрипкой тогда в комнату быстро вбежал,
Гость покраснел и смутился...
– Марта, разумная Марта, все для других ты рассудишь…
Ты полюбила его. Я верю и этому рада,
Но рассудила ли ты, что ты получишь в ответ?
– Зачем же? Он не выходит от нас, словно забыл о делах.
Он человек занятой, а вечно сидит да играет,
Слушает песни мои, робко краснеет, молчит.
– Мицци прищурила глаз и тихо, раздельно сказала:
– Мы тут, поверь, ни при чем: хочет он с Вилли дружить… "

      Ведь все ради этой строки написано? – Как всякие стихи – ради последней строки. – Которая приходит первой. – О, вы и это знаете!" Это разговор Марины Цветаевой и Михаила Кузмина, приведенный Цветаевой в очерке Нездешний вечер. Случайно ли Кузмин фактически сформулировал основной принцип не только стихосложения, но и написания детектива?          
      Всякий, кто пишет или пробует писать детектив, прекрасно знает: детектив пишется "ради последней строки" – ради развязки. Которая приходит первой – ибо специфика жанра такова, что детектив "пишется с конца", с развязки. И автор этой блестящей формулы оказался единственным поэтом, сумевшим в своем творчестве объединить два вида литературы – в полном соответствии с найденным определением.

____________________
Информация о произведении
Полное название: 
Лазарь
Дата создания: 
1928
История создания: 

В беседе с Л. Я. Гинзбург Анна Ахматова с некоторым пренебрежением сказала о сборнике "Форель разбивает лед": "Буржуазная книга". И впрямь - буржуазная...тихая, повседневная, особенно это относится к новелле Лазарь. И это еще одно из оснований зачислить Кузмина в идейные родители поэтического детектива. Ибо нет жанра более консервативного, чем детектив. Его герой всего лишь защищает право обычного человека, каковым является и читатель, – на жизнь, свободу и собственность. И на любовь, конечно. Такая вот буржуазность…

Ответ: Лазарь

хотел уже было прочесть, но теперь неинтересно)
Тринидад, а вы знаете такую песенку?:

один вам случай расскажу,
своими видел я глазами,
судили девушку одну,
она была дитя годами..

и прокурор как только встал,
весь зал наполнился слезами..
и т.д.

тоже детектив. она не то своего возлюбленного убила, не то что, уже не помню. а в конце так:

никто не видел, как она
кусочек яда проглотила.

Ответ: Лазарь

почему не интересно?
Почему буржуазная? Глупость какая  - Ахматова глупость сказала
"Его герой всего лишь защищает право обычного человека, каковым является и читатель, – на жизнь, свободу и собственность."
Тринидат!!! ))) Каким образом ??? Каким образом Кузьмин в этом произведении чего-то защищает?


Ответ: Лазарь

что вообще значит "буржуазная"?

Ответ: Лазарь

Лок а причем тут эта песенка ?
Есть еще про Нину песенка, есть еще много других сногшибательных песенок ...  причем тут это все?

да черт его

да черт его знает, почему-то напомнило)
 

Ответ: Лазарь
Петя! Это мнение буржуазного Крюгера об этой новелле
В комментариях ты можешь запросто спорить и с Ахматовой и с Крюгером и даже с Локом!
Интересно послушать...

Ответ: Лазарь

Это не ты написала?

нет. см. ссылку

нет.
см. ссылку на "критические работы"

Ответ: Лазарь

да, еще учти, что здесь не пресс-конференция :-)
И еще. Я думаю господин Крюгер не мог знать об интонации Ахматовой. Фраза притянута за уши. Она оч. хорошо относилась к творчеству Кузмина и тыщу раз обращалась и пользовалась его творчеством.

А в экзотических странах , ну типа Тринидада :

женщины часто становятся жертвами (в уголовном смысле этого слова ) ЛЮБВИ ?
Или же они наносят упреждающие удары ?