Мухи

Средняя оценка: 6.8 (6 votes)
Полное имя автора: 
Жан-Поль Шарль Эмар Сартр, Jean-Paul Charles Aymard Sartre


    Религиозный культ, показанный в «Мухах», — разнородное образование, где соединяются две религиозные традиции: античный политеизм и иудеохристианский монотеизм. Этот культ Юпитера, на первый взгляд слабо разработанный — без догматов, мифов и храмов (бог гуляет по го-роду собственной персоной, под видом некоего Деметрия, без всякой посредующей инстанции в лице жрецов), — образуется главным образом коллективным чувством стыда, возникшим после убийства царя Агамемнона, молчаливыми сообщниками в котором являлись все жители города. Во искупление своего былого греха они мажут кровью стены домов и лицо статуи Юпитера; кровь привлекает мух, и Орест, герой пьесы, так резюмирует эту мрачную атмосферу:
    Стены, вымазанные кровью, мириады мух, вонь, как на бойне, духотища, пустынные улицы, запуганные тени, которые бьют себя кулаками в грудь, запершись в домах, и эти вопли, эти невыносимые вопли: так это нравится Юпитеру? 
    Конечно же, Юпитеру, языческому божеству, «нравилось» не это; мрачная комедия стыда очевидным образом отсылает к иудеохристианскому переживанию греховности, мало типичному для греческой религии. Опираясь на одно из греческих имен Зевса — Apomyos, «прогоняющий мух», — Сартр рисует впечатляющую (хотя, вероятно, и трудную для сценического изображения) картину нашествия нечистых, кровожадных тварей, которые в конце концов превращаются в Эриний, богинь мщения. Своей массой мухи образуют как бы сплошную живую субстанцию, которая липнет к стенам кающегося города и в этом смысле сближается с жертвенной кровью. Если Юпитер, раздваивающийся на собственную неподвижную статую и на фигуру беса-соблазнителя лже-Деметрия, вполне вписывается в традицию условно-мистериальных демонических персонажей и не производит на современного зрителя впечатления сущностной чуждости, то мухи-Эринии, оскверняющие все, чего они касаются, действительно способны вызвать интенсивное чувство страха и отвращения. Они образуют в пьесе «негативное сакральное».
    Несовпадение религии и сакрального отчетливо проявляется в финале пьесы. Орест отомстил за своего отца Агамемнона, но его месть была направлена прежде всего против бога Юпитера, унижавшего людей своим культом стыда. И действительно, Юпитер отступает, признавая наступление своих «сумерек», хотя и отказываясь «прекращать борьбу». Эти сумерки бога — закат институциональной религии; однако на Ореста тут же набрасываются мухи-Эринии и гонят его прочь из города, который он хотел освободить. Религия может исчезнуть, сакральное — нет, и если в начале пьесы оно было сконцентрировано, как бы приклеено пятнами крови к лику кумира, то теперь им должен окружить себя свободный человек и увлечь его за собой. Унося с собой страдания города, его грехи и стыд, Орест оказывается персонажем-pharmakos’ом, разновидностью искупительной жертвы; то есть он сам становится сакральной фигурой, в которой сосредоточена опасная для других и тягостная для него самого сила-«мана». Здесь вновь выясняется, что с сакральным нельзя бороться — можно лишь более или менее свободно принимать его.

Информация о произведении
Полное название: 
Мухи
Дата создания: 
1943
Ответ: Мухи

читать пьесы это мука
абраксас, гала, цеце

Ответ: Мухи

Не знаю, не знаю... Меня зачастую больше раздражают их постановки.