Томление

Средняя оценка: 9.1 (7 votes)
Полное имя автора: 
Поль Мари Верлен, Paul Marie Verlaine

Из сборника «Давно и недавно»

То, что называют “стилем декаданса”, есть не что иное, как искусство, пришедшее к такой степени крайней зрелости, которую вызывают своим косым солнцем стареющие цивилизации.
/Теофиль Готье/

Упадок духа, судя по этому стихотворению, порождал золотой свет искусства не только в Римской империи.


Je suis l'Empire à la fin de la décadence,
Qui regarde passer les grands Barbares blancs
En composant des acrostiches indolents
D'un style d'or où la langueur du soleil danse.

L'âme seulette a mal au coeur d'un ennui dense.
Là-bas on dit qu'il est de longs combats sanglants.
O n'y pouvoir, étant si faible aux voeux si lents,
O n'y vouloir fleurir un peu cette existence !

O n'y vouloir, ô n'y pouvoir mourir un peu !
Ah ! tout est bu ! Bathylle, as-tu fini de rire ?
Ah ! tout est bu, tout est mangé! Plus rien à dire!

Seul, un poème un peu niais qu'on jette au feu,
Seul, un esclave un peu coureur qui vous néglige,
Seul, un ennui d'on ne sait quoi qui vous afflige!
1883

Томление
Сонет

Я — бледный римлянин эпохи Апостата.
Покуда портик мой от гула бойни тих,
Я стилем золотым слагаю акростих,
Где умирает блеск пурпурного заката.

Не медью тяжкою, а скукой грудь объята,
И пусть кровавый стяг там веет на других,
Я не люблю трубы, мне дики стоны их,
И нестерпим венок, лишённый аромата.

Но яд или ланцет мне дней не прекратят.
Хоть кубки допиты, и паразит печальный
Не прочь бы был почтить нас речью погребальной!

Пускай в огонь стихи банальные летят:
Я всё же не один: со мною раб нахальный
И скука жёлтая с усмешкой инфернальной.
/Перевод И. Анненского/

* * *
 
 
Я — римский мир периода упадка,
Когда, встречая варваров рои,
Акростихи слагают в забытьи
Уже, как вечер, сдавшего порядка.

Душе со скуки нестерпимо гадко.
А говорят, на рубежах бои.
О, не уметь сломить лета свои!
О, не хотеть прожечь их без остатка!

О, не хотеть, о, не уметь уйти!
Все выпито! Что тут, Батилл, смешного?
Все выпито, все съедено! Ни слова!

Лишь стих смешной, уже в огне почти,
Лишь раб дрянной, уже почти без дела,
Лишь грусть без объясненья и предела.

/перевод Б. Пастернака/

Информация о произведении
Полное название: 
Томление. Langueur
Дата создания: 
1883
Ответ: Томление

фреска замечательная, но для томления рановатая. или как?)

Ответ: Томление

Ну, это как посмотреть! Во всяком случае, настроение то, что нужно: закатное золото, "золотой" стиль и полное одиночество. )

Томление
В переводе Анненского лучше всего, хотя Шенгели тоже хорошо.  А мне всегда казалось,что империи гибнут  из-за того что заканчиваются эфебы, а остальные причины это те что приводят к отсутствию последних.
Лучше-то лучше,
Лучше-то лучше, но по верленовскому смыслу не точнее. тут был давно еще подробный разговор об этом, но в блоге, и блог автор стер (( так что сейчас быстро не восстановлю аргументацию. "Интонационно" точнее у Пастернака как раз: сочетание тонкости ощущения с циничностью, а порой и грубостью выражений. это оченьпо-римски ) И по верленовски. Анненский чересчур гладок, выдерживает отстраненно-возвышенный стиль.
А вообще, неточности и трансформации есть у всех переводчиков, конечно.
А империи гибнут... как и люди - от старости, я думаю ) Когда порыв исчерпан, а груз уже велик )
Томление
От старости не гибнут, а умирают...А в поэзии, в том числе и переводной, ищешь прекрасного, а что до точности, то можно и подстрочником воспользоваться, тот точнее будет. Хотя просто, к Пастернаку я пристрасна, от его поэзии не в восторге, поэтому и перевод не нравится
Пастернака я
Пастернака я тоже не слишком люблю, и от других его верленовских переводов просто в ужасе )
Только вот это, да еще "За музыкою только дело..." - хороши.
Нет, подстрочник не будет точнее, там не опишешь значений одним словом. И это - именно что о прекрасном. Многозначность чужого языка не воспроизвести часто, поэтому каждый поэт берет тот смысл и то значение, которые ему кажутся верными. И здесь уже можно судить, ближе они к подлиннику, к той единой мысли, что в нем выражена, образу, который в нем нарисован, или дальше от них, расширил новый образ смысл или урезал, или просто изменил. Анненский - урезал звучание до одной ноты там, где их много, превратил полифонию в звучание основной темы в одной только тональности, без вариаций.
От старости умирают, если кто-то не поможет именно погибнуть. С империями всегда так: как только наступает эта самая старость, так находятся молодые, которые спешат подтолкнуть. Возможно, и правильно. Государство - не человек, ему иногда умереть полезно.