Хэрриот Джеймс

Средняя оценка: 9 (3 votes)
Полное имя автора: 
Джеймс Альфред Уайт (Джеймс Хэрриот), James Alfred Wight (James Herriot)

  Не все писатели профессионально занимаются ветеринарией, также, собственно, как не все ветеринары предрасположены к литературному творчеству. В этом смысле Джеймс Хэрриот являет собой счастливое сочетание. Счастливое, прежде всего, для его читателей. Он не только досконально знал животных (и его 50-летняя ветеринарная практика — лучше свидетельство тому), но умел ярко, с неподражаемым юмором, рассказать о самых интересных эпизодах этой своей практики.

 
Настоящее имя Джеймса Херриота – Джеймс Альфред Уайт.
Он родился в Англии, в городе Сандерленд в 1916 году. Когда он был маленький, его родители переехали в Шотландию, в Глазго, где его отец работал на верфи корабельным лудильщиком, а также был дирижером оркестра, играющего закадровую музыку для немого кино.
После получения квалификации в ветеринарном Колледже Глазго, Джеймс получил приглашение на работу в Тирск (Дарроуби - в книге). И в Тирске же он оставался до самой смерти. Приехал он в Тирск в 1939 году для того, чтобы занять место партнера Дональда Синклера в прославленной сейчас хирургической больнице Киркгейт (Скелдейл Хаус). Синклер вместе со своим братом Брайаном впоследствии заняли достойное место в книгах Херриота под именами Зигфрида и Тристана Фарнонов. Интересно, что в своих книгах Уайт переименовал почти все и всех, кроме своих детей. Они так и остались Джимом и Рози.  «У него не было ни гроша, поэтому он работал все время, отпущенное ему Богом, - говорит Джим, который ездил со своим отцом по вызовам с трехлетнего возраста. – Но он постоянно рассказывал истории. Если что-то происходило, он записывал это в блокнот. Все, что он написал – это правда. Это моя мать убедила его писать книги. Он хорошо владел словом, и не позволял славе как-то изменить себя».
 
Когда ему было за пятьдесят, вышла его первая книга, – истории, которые он много лет рассказывал жене и детям, наконец, были положены на бумагу. Подбадриваемый ими, он научился печатать на машинке и покупал книги, чтобы набраться писательского опыта. После многих отвергнутых издательствами рукописей, Джеймс Херриот наконец прорвался на книжные полки с книгой «Если бы только они могли говорить» в 1970 году. Первоначальный тираж был всего 3 000, но потом его книги стали продаваться миллионными тиражами, отпечатанными на 26 различных языках. В середине 70-х были сняты два фильма. Четыре из его книг попали в лучшую десятку бестселлеров, а сериал ВВС «О всех созданьях больших и малых» начал свою 13-летнюю жизнь на экранах.
- Я был ошарашен реакцией на первую книгу, абсолютно ошарашен, - сказал Уайт в Дейли Мейл в 1981. – Самое большее, на что я надеялся - что ее кто-нибудь опубликует, и несколько человек порадуются, читая ее.
 Однако он оставался ветеринаром еще долго после того, как книги сделали его известным, – трудился бок о бок с Дональдом Синклером и своим сыном Джимом, – не забывая уделять часть своего времени писательству.
- Если фермер звал меня к больному животному, его не волновали мои книги, хоть бы я был самим Джорджем Бернардом Шоу, - однажды сказал он.
 
Спокойный, скромный человек, Джеймс Альф Уайт избегал известности, как только мог.
Кроме того, он был не только ветеринаром и писателем. Он был внимательный читатель, любитель музыки, пианист, временами даже играл на скрипке; страстный фанат футбола – приверженец «Сандерленда» всю свою жизнь, - а также искусный игрок в теннис. Еще он был человеком, очень любящим семью. «Удача никогда не покидала папу. Он всегда видел нас – маму, Рози, меня и своих четырех внуков, - рассказывает сын Джеймс. – И никогда не желал покинуть прекрасный сельский Хамблтон. Когда его попросили написать книгу «Йоркшир Джеймса Херриота», я сказал ему, что никому не будут интересны эти закоулки и дворики, которые мы знаем и любим. Но эта книга разошлась, как и все, им написанное. Он всегда выслушивал наши советы, но почти никогда не следовал им!».
 
Его книги разошлись 50 миллионным тиражом в 20 странах. В середине 70-х пошла первая волна херриотомании, и 40 000 фанатов, преимущественно из Америки, но также из Японии и Новой Зеландии, приезжали в Тирск и разыскивали реального Херриота. Они были очень похожи на поклонников Шерлока Холмса, которые в свое время искали Бейкер-Стрит в Лондоне.
 
В отставке Уайт смог уделять время своим увлечениям. Он прогуливался со своим бордер-терьером Бодди; ужинал с друзьями; проводил время с дочерью и сыном. Он разъезжал по округе на алой «Ауди» спортивной модели, возможно не совсем подходящей для пожилого ветеринара. И он до самого последнего дня виделся с одним из своих старых партнеров, колоритным Зигфридом.
 
Умер Джеймс Альфред Уайт в 1995 году от рака предстательной железы у себя дома близ Тирска. - Он болел три года, но переносил болезнь очень терпеливо и стойко.

  «Я написал мои книги потому, что вынужден был делать некоторые записи об очаровательном периоде своей ветеринарной практики. Я хотел поведать людям, на что был похож доктор животных в дни до изобретения пенициллина и о вещах, которые смешили меня в моем ежедневном кружении на работе в условиях, которые сейчас кажутся примитивными. Мне кажется, это было на подсознательном уровне, что после моих рассказов жене о ежедневных происшествиях, я заканчивал их неизменной фразой: «Я включу это в мою книгу».
 Нет сомнений, эта ситуация продолжалась бы бесконечно, если бы моя жена как-то по окончании очередного моего рассказа, не заключила: «Джим, ты никогда не начнешь писать книгу». Она сказала это доброжелательно, но, несмотря на это, я был потрясен.
- Что ты имеешь в виду? – спросил я.
- Видишь ли, - ответила она. – Ты говоришь об этой книге уже двадцать пять лет. Вспомни нашу замечательную серебряную свадьбу на прошлой неделе.
Я пытался возразить, что у меня постоянно было мало времени, чтобы думать о прочих вещах, но моя жена умела быть неумолимой.
Она мне улыбнулась.
- Не бери в голову, Джим. Ты один из тысяч людей, которые думают, что начнут писать книгу, но никогда не делают этого.
- Но я начну, я напишу! – запротестовал я возмущенно.
Она улыбнулась снова, чуточку печально. - Ты должен понять, что это невозможно. Старый пятидесятилетний ветеринар вдруг начнет писать книги!
И каков был результат? Я ушел возмущенный, купил кипу бумаги и принялся за работу.
Помню, что я начал с намерением написать веселую книжку, так как жизнь ветеринара была веселой каждый день, но постепенно я обнаружил много других вещей, о которых тоже хотелось рассказать. Я хотел поведать и о печальных событиях, потому что они неотделимы от ветеринарного дела; о замечательных прошлых характерах среди владельцев животных того времени и о величественном сельском Йоркшире, который все время служил фоном для моей работы.
Я был городским мальчиком, рожденным в Глазго, и брошенным в это деревенское общество, поскольку не было другой работы, подходящей для моей квалификации. Я был совсем не подготовлен к красоте Йоркширских долин, но их дикий мир и покой тотчас очаровали меня. Я попал под их обаяние, которое действует на меня по сей день.
Я инстинктивно составил мои мемуары в хронологической последовательности, так что после окончания одной книги, как и следовало ожидать, последовала другая, охватившая достижения в ветеринарной науке и события, происходившие в моей жизни.
Старые фермеры, которые формировались самой плодородной землей, уходили, оставляя после себя другие поколения образованных землевладельцев. Эти современные люди были более эффективными фермерами. Они были привлекательны и работали тяжелее, чем другие люди, которых я знал, но они не были такими веселыми, как их отцы. 
И я с радостью рассказываю о многом, происходящем в моей любимой профессии, и о новых аптеках и процедурах, заполнивших ее. Смех всегда сопутствовал ветеринарной практике, потому что животные непредсказуемы и часто приводят в замешательство своих докторов, особенно в те дни черной магии с их экзотичностью, и в значительной степени бесполезными вонючими колдовскими препаратами. Хотя они, к счастью, ушли; и как ветеринарный хирург, я этому радуюсь, но как писатель - горюю об их утрате.
 
Для меня стало неожиданностью, что люди по всему миру начали интересоваться моей личной жизнью. Сначала я использовал ее главным образом как рамку, в которой размещались эпизоды, встречающиеся мне, как доктору животных, но спустя годы она стала неотъемлемой частью моих книг. Моя жизнь могла бы занять большие тома: мое ухаживание и женитьба, военная служба, рождение детей и радость от общения с ними.
Говорят, мы не может жить в прошлом, и я не возьмусь утверждать, что это не так, так как я остаюсь практикующим ветеринарным хирургом, радующимся жизни. Но для меня мое прошлое – наслаждение, укромное место, и работая над своими книгами я могу потратить немного времени на него» Джеймс Херриот, 1982
 

 

   А сейчас в Тирске в бывшей больнице Киркгейт устроен Музей Джеймса Херриота. Его посещают тысячи туристов, поклонников Джеймса Херриота и зрителей сериалов, снятых по мотивам его замечательных книг. Этот дом из красного кирпича так же, как и тогда, увит плющом и глицинией, в холле находиться работающий телефон, к которому ночами спускался ветеринар, чтобы ответить на ночной вызов, маленькая аптека, гостиная, все отреставрировано в духе 40-50 годов. В саду стоит автомобиль «Остин-7», к сожалению не «тот самый», а тот, который снимался в сериале ВВС. Его водительская дверца, - с правой стороны, конечно, - открыта, для желающих посидеть в транспортном средстве времен молодости Джеймса Херриота. А на втором этаже дома сейчас находятся модели животных, а также старые ветеринарные инструменты.
    Здесь по стенам, от пола до потолка — ряды банок и бутылей: эфир, настойка камфары, формалин, нашатырь, гексамин, свинцовый сахар. Лекарства прошлой эпохи, до антибиотиков.
 

 Жутковато выглядят теперь уже «древние» операционный стол и хирургические инструменты… Экскурсоводы эмоционально рассказывают впечатлительным туристам, как еще пятьдесят лет назад врачи драли лошадям больные зубы и кастрировали котов безо всякой анестезии.
Во времена Хэрриота большинство ветврачей придерживались мнения, что лечить стоит исключительно лошадей и коров, а не бесполезных собак с кошками. А Хэрриот с особым удовольствием работал именно с маленькими животными и сам изобретал всевозможные лекарства для их лечения. Его книжки сильно повлияли на перемену в отношении к так называемым непродуктивным животным, в том числе и у нас в России. http://www.zoomagazine.ru/mayak/04-2005/04-04-2005.shtml
 
В 1999 году сын писателя — Джим Уайт (Jim Wight) написал книгу о своем отце под названием «Джеймс Хэрриот. Биография»

Хэрриот, Джеймс  в Википедии

«The World Of James Herriot» — «Мир Джеймса Хэрриота» (англ.)

Произведения в электронных библиотеках
 Джеймс Хэрриот   в библиотеке Мошкова
 Джеймс Хэрриот в библиотеке Альдебаран

 

Информация об авторе
Даты жизни: 
1916-1995
Язык творчества: 
английский
Страна: 
Великобритания
Ответ: Хэрриот Джеймс

Отрадно видеть, Ольга, что Хэрриот вам нравиться. Ваша подшивка мне понравилась. В "Зеленой серии" также есть несколько книг Хэрриота. Я когда-нибудь все же соберусь и сделаю там подшивки. Ну а вы, пожалуйста, продолжайте делать их здесь по его произведениям.
---------------------------------------------
Vanitas vanitatum, et omnia vanitas